Тимошенко не даст приватизировать углепром

   В ближайшее время депутатами, входящими в спецкомиссию Рады по вопросам приватизации, будет зарегистрирован законопроект об особенностях приватизации углепрома. Документ разработан Минуглепромом и уже получил заключение Минюста — не соответствует Конвенции о защите прав человека и основных свобод, практике Европейского суда.

   Документом предлагается установить особенные требования к инвестору по договорам разгосударствления (купля-продажа, корпоратизация, аренда, концессия). В частности, инвестор должен обеспечить: развитие шахтного фонда; добычу угля в указанных объемах; безопасность работ; недопущение выше нормативных потерь угля; складирование, сохранение и учет угля, который временно не используется; своевременную уплату налогов; формирование финансового резерва для закрытия шахты; увеличение зарплаты и погашение сложившейся задолженности, которая была на момент продажи; сохранение и обеспечение социальных гарантий; сокращение дебиторской и кредиторской задолженности. Инвестору предоставляются налого-таможенные льготы по освобождению от пошлин и отсрочки погашения НДС (за ввоз оборудования). Если инвестор нарушил или неэффективно выполнял взятые на себя инвестобязательства, Фонд госимущества с Минуглепромом принимают решение о возврате объекта в госсобственность. В судебном порядке инвестор получает компенсационные выплаты в размере стоимости объекта, оплаты задолженности и инвестиций. Кроме этого законопроекта есть и предложения от «Донбасской топливно-энергетической компании» (ДТЭК).

   Пока же основными проблемами, из-за которых ни одно угольное предприятие не приватизировано, являются превышение пассивов над активами и то, что все имущество находится в залоге у налоговиков.

   «Все шахты — это долговые ямы. В России эта проблема решена через создание специального органа, который системно погашал долги угольных предприятий, которые потом выставлялись на продажу. В Украине действовали другим образом: все активы предприятий выводили в отдельное юрлицо, оставляя долги на другом юрлице. Потом предприятие снова набиралось долгов и его снова реорганизовывали. Так уже делали три раза»,— рассказал на правах анонимности руководитель одной из госшахт.

24 апреля 2009 | 1186