Кому Тимошенко сплавит 99 шахт

   В разгар экономического упадка государство нашло оригинальный способ залатать госбюджетные дыры: продать сотню ведущих предприятий угольного сектора.

   Привлекательность большинства предлагаемых к приватизации шахт заключается как минимум в двух ключевых факторах. Во-первых, они суммарно контролируют около 50% рынка угольной продукции Украины. Во-вторых, экономят миллионы гривен на потреблении электроэнергии благодаря тому, что государство заблаговременно отнесло их к так называемой первой категории потребителей

   УГОЛЬ В РОЗНИЦУ

   На минувшей неделе правительство опубликовало постановление №430 «О предотвращении кризисных явлений в угольной отрасли». Основная суть этого документа сведена к тому, что Минуглепром и Фонд госимущества в кратчайшие сроки должны разработать и утвердить положение о проведении открытых аукционов по продаже имущества государственных угледобывающих предприятий. А средства, полученные в результате этих торгов, «должны быть направлены в спецфонд Минуглепрома для дальнейшего использования на развитие угольной отрасли».

   Сейчас достаточно сложно понять, о каком «развитии угольной отрасли» идет речь. Ведь Украина не в силах решить даже элементарные экономические шахтерские проблемы, одной из которых является обеспечение компенсации разницы между себестоимостью добычи угля и ценой его реализации. Возможно, именно поэтому вышеупомянутым правительственным постановлением был утвержден список из 99 подлежащих приватизации шахт, многие из которых входят в состав лидирующих государственных угольных холдингов.

   Стоит сказать, что многие из предлагаемых к продаже угледобывающих предприятий были включены в приватизационный список еще в прошлом году. Но есть два ключевых отличия тогдашнего реестра от нынешнего. Во-первых, на то время предлагалось приватизировать угледобывающие предприятия лотами, которые представляли собой целые угледобывающие холдинги (включающие в себя от четырех до десяти шахт). Тогда как сейчас есть возможность приобретать каждую шахту по отдельности. Во-вторых, в нынешний приватизационный реестр не входит целый ряд маломощных (читай — малоинтересных) активов. Среди них шахты №17-17 бис, «Винницкая», им. Гагарина, «Перевальская» и т.д., а также ряд трестов Восточной Украины.

   ЧТО ПРОДАЕТ УКРАИНА

   В настоящее время государство выставляет на продажу все десять угледобывающих предприятий ГП «Донецкая угольная энергетическая компания», ДУЭК (шахты «Южнодонбасская №3», им. Челюскинцев, им. Скочинского, Октябрьский рудник, им. Абакумова, «Моспинская», «Лидиевка», «Трудовская», №4–21 и им. Калинина). Эти предприятия суммарно добывают почти 2,5 млн. т угля в год, половина которого — коксующийся, вторые 50% — энергетический. Среди вышеперечисленных предприятий есть ряд маломощных и не очень привлекательных. В первую очередь к ним относятся «Лидиевка» (до последнего времени отрабатывала два маломощных пласта, добывая в сутки около 200 т угля, но в прошлом году остановила горные работы), шахта им. Калинина (отрабатывала один угольный пласт коксующегося угля, запасов которого достаточно для работы шахты в течение всего лишь 10–13 лет), а также одно из старейших угольных предприятий — шахта №4–21, которая до последнего времени вообще не добывала уголь, проводя подготовку к вводу в строй лавы. Но большинство шахт, которые работают в составе ДУЭК, относятся к передовым представителям угольной промышленности Украины. Так, например, производственные запасы угля на «Трудовской» составляют около 80 млн. т, а шахты им. Абакумова и им. Скочинского располагают потенциалом в 84 и 150 млн. т угля соответственно, что гарантирует работу этих предприятий в течение 100 лет.

   Сегодня достаточно сложно предположить, кто из украинских бизнесменов может выступить в роли покупателей этих госпредприятий. Не исключено, что одним из основных соискателей на активы ДУЭК будет Ринат Ахметов. В пользу этой версии говорит как минимум один факт: на протяжении нескольких лет структуры, близкие к этому донецкому бизнесмену, активно консолидировали кредиторские долги этого объединения. По данным «k:», в рамках этой стратегии наиболее серьезный шаг был предпринят еще в 2003 году, когда ЗАО «АРС», близкое Ахметову, заключило с ДУЭК договор, в рамках которого госпредприятие обязалось передать компании «продукцию научно-производственного предназначения». Но поскольку Донецкая угольная энергетическая компания не выполнила своих обязательств, ее долг перед «АРС» на сегодняшний день зашкаливает за 60 млн. грн. Примерно такая же операция была проведена структурами Рината Ахметова с объединением «Орджоникидзеуголь», шесть шахт которого государство запланировало продать (им. Карла Маркса, «Ольховатская», «Углегорская», «Полтавская», «Булавинская» и «Енакиевская»). По итогам этого сотрудничества ряд угледобывающих предприятий остались должны донецкому предпринимателю круглые суммы.

   Здесь уместно отметить, что в вышеупомянутом постановлении Кабмина «О предотвращении кризисных явлений в угольной отрасли» указывается, что «продажа шахт осуществляется при условии, если покупатель берет на себя обязательство обеспечить погашение ее кредиторской задолженности». Очевидно, что при таких условиях кредитор госшахт сможет позволить себе предложить наивысшую цену за тот или иной добычный лот, поскольку ему не придется погашать значительную часть долгов свежеприобретенного предприятия.

   Еще одними гигантскими государственными угольными объединениями, ключевые добычные активы которых включены Кабмином в приватизационный список, являются ГП «Львовуголь» и ГП «Волыньуголь». Так, по решению правительства, планируется продать шахты «Межиричанская», «Стоповая», «Великомостивская», «Заречная», «Червоноградская», «Визейская», «Видродження» и «Лисовая», которые входят в состав «Львовугля». А также шахты «Нововолынская» №1, №5, №9 и «Бучанская», которые работают под управлением «Волыньугля». Суммарно эти предприятия обладают запасами энергетического угля на уровне более 150 млн. т, при этом ежегодно добывают свыше 2,5 млн. т. До последнего времени никто из бизнесменов открыто не заявлял о своих интересах к шахтам «Львовугля» и «Волыньугля».

   Но здесь же можно отметить одно веское обстоятельство, которое позволяет предположить, что в роли покупателя могут выступить структуры, аффилированные с бывшим замглавы Минуглепрома Виктором Тополовым и экс-главой Львовской ОГА Петром Олийныком. В частности, речь идет о том, что близкая к этим предпринимателям компания ЗАО «Львов Систем Энерго» до последнего времени арендовала единственную обогатительную фабрику в Западной Украине — ЦОФ «Червоноградская». При этом та же компания за годы эксплуатации предприятия инвестировала в него несколько миллионов гривен, что выводит «Львов Систем Энерго» в статус первоочередного покупателя фабрики (в случае, если она будет приватизироваться). Де-факто такой расклад позволяет предположить, что ни один из отечественных и зарубежных бизнесменов не рискнет приобретать шахты «Львовугля» и/или «Волыньугля» до тех пор, пока не получит под контроль ЦОФ «Червоноградская». В противном случае новоиспеченному собственнику западноукраинских угледобывающих шахт придется вести продукцию на обогащение на восток страны. При этом нельзя исключать вероятности того, что активы «Львовугля» и «Волыньугля» могут заинтересовать будущего собственника государственной энергокомпании «Западэнерго». Ведь ее генерирующие мощности (в частности, Бурштынская ТЭС) являются одним из наибольших потребителей продукции шахт, которые входят в состав этих добычных объединений.

   Помимо вышеперечисленных шахт на протяжении текущего года Украина также запланировала приватизировать все добычные активы ГП «Донбассантрацит»: шахты «Миусинская», им. Газеты «Известия», «Княгинивская», «Краснокутская», «Новопавловская», «Хрустальская» и «Краснолучская». Эти предприятия совместными усилиями добывают около 1,3 млн. т антрацита. Одними из наиболее крупных потребителей этой категории угля являются тепловые электростанции Восточной и Центральной Украины: одна из трех ТЭС «Днепрэнерго» (Приднепровская), две из трех станций «Центрэнерго» (Змиевская и Трипольская ТЭС), а также две из двух станций, которые находятся под оперативным контролем «Донбассэнерго» (Славянская и Старобешевская). Логично предположить, что покупать эти шахты будет тот бизнесмен, в чьих руках окажутся вышеперечисленные государственные энергогенерирующие компании. Пока среди них лидирует вездесущий Ринат Ахметов, чьи родственные компании на сегодняшний день занимают второе (после государства) место по размеру акционерного влияния на эти предприятия: сконцентрировали в своих руках почти 46% акций «Днепрэнерго», около 5% «Донбассэнерго» и под 10% «Центрэнерго». Впрочем, нельзя исключать того, что шахтам «Донбассантрацита» Ринат Леонидович предпочтет приобретение угледобычных активов ГП «Луганскуголь», которые в этом году также планируется приватизировать: шахтоуправление «Луганское», а также шахты им. ХIХ съезда КПСС, «Никанор-Новая», «Вергелевская», «Фащевская», «Черкасская», им. Артема и «Лутугинская». Такое предположение построено на том, что большинство шахт «Донбассантрацита» сейчас отрабатывают так называемые забалансовые запасы, из-за чего качество добываемого угля существенно хуже, чем у «Луганскугля». А этот фактор непосредственно отражается на его стоимости.

   В рамках приватизационной угольной кампании наиболее резонансным является решение Кабмина приватизировать ключевых участников оптового рынка угольной продукции Украины (ОРУПУ), которые совместно занимают около 30% рынка. В частности, речь идет о четырех шахтах ГП «Селидовуголь», ГП «Артемуголь», ОАО «Лисичанскуголь», ГП «Антрацит», ГП «Шахтерскантрацит» и ГП «Торезантрацит», а также шести шахтах ГП «Первомайскуголь». При этом под «приватизационный нож» попало два десятка шахт угледобычных лидеров, которые объединены под крылом трех госхолдингов: ГП «Красноармейскуголь», ГП «Макеевуголь» и ГП «Добропольеуголь». Оперативный контроль над этими тремя объединениями осуществляют бенефициары вышеупомянутого ЗАО «АРС».

   Поскольку эти предприятия контролируют треть рынка угольной продукции Украины, то перед их новым владельцем открываются как минимум две перспективы. Первая — обеспечение углем собственных энергетических и коксохимических мощностей. Вторая — установление единой согласованной цены на черное золото, что позволяет монополизировать рынок (это очень актуально в нынешних условиях, когда ситуация на рынке отечественного коксующегося угля постоянно ухудшается, поскольку запасы угля исчерпываются, а условия угледобычи усложняются). Учитывая эти факторы, можно спрогнозировать, что круг покупателей этих шахт будет сведен к трем-четырем бизнес-группам, у которых есть свои интересы в тепловой энергетике и коксохимии.

15 мая 2009 | 1139