Донбасс: сколько еще шахтеров похоронят нелегальные копанки?

Донбасс: сколько еще шахтеров похоронят нелегальные копанки?
Пожар на копанке в Луганской области, когда под землей были заблокированы четыре человека, наглядно показал – незаконная добыча угля в регионе не прекратилась. Одному горняку удалось спастись, второго нашли погибшим, о судьбе еще двух ничего неизвестно. Областные власти поставили под сомнение то, что под землей еще остались люди и приняли решение остановить их поиски. Но возмущенные родственники пропавших без вести настояли на возобновлении горноспасательных работ. Потом выяснилось, что на самом деле людей никто искать не собирается и никакие работы не проводятся… Родственники шахтеров вынуждены были целый день караулить спасателей на копанке в 20-ти градусный мороз и бегать по чиновничьим кабинетам.

Норы, копанки, угольные карьеры – так на шахтерском сленге называют нелегальную мини-шахту по добыче донбасского золота. Пожалуй, лучшую иллюстрацию копанок дал телеканал «Аль Джазира», когда в 2010 году снял серию документальных фильмов Working Man’s Death о странах с самыми нечеловеческими условиями труда в 21-м веке. Наряду с Нигерией, Индонезией и Пакистаном, в этот список попала и Луганская область. В 20-ти минутном фильме (его свободно можно найти и посмотреть на YouTube) подробно показана работа подпольных шахтеров из пригорода Красного Луча, весь процесс угледобычи в самодельной шахте. Горняки открыто на весь мир заявили о том, что вынуждены работать нелегально, потому что трудоустроиться негде, ведь большинство шахт закрыты еще с 90-х годов. География копанок в области проста, незаконные выработки популярны в Антрацитовском, Перевальском, Краснодонском и Лутугинском районах. Условия труда на таких предприятиях нечеловеческие, оплата небольшая, риск в тысячу раз больше чем на любой легальной шахте. В местной прессе то и дело появляется информация о «крышевании» копанок со стороны той же власти и милиции, мол, если мимо постов ГАИ постоянно ездят КРАЗы с углем и этого никто не видит, то это кому-то нужно. Но сколько горняков погибло в карьерах и «норах» за все время их существования даже журналистам неизвестно…

Утром 2 февраля в Луганской области недалеко от города Свердловска в одной из таких «нор» длинной 300 метров произошел пожар. Однако копанкой в чистом виде ее назвать нельзя, нелегалы просто раскопали засыпанный вход в выработку закрытой еще в 1997 году шахты им. Володарского. Тяжелую технику не использовали, добычу вели вручную. По неофициальной информации, шахтеры занимались разработкой целика - угля, на котором, как на колоннах держится вся выработка. Если его подкапывать, то обвал неминуем. То есть люди все равно рисковали, если бы не произошел пожар, то рано или поздно произошел бы обвал и тогда их бы точно никто не искал. Организатор незаконной добычи, понятное дело, не стал бы сообщать о происшествии. Люди просто остались бы погребенными в шахте.



О причинах пожара до сих пор нет однозначного мнения, по версии шахтерских профсоюзов в выработке могла взорваться взрывчатка, чиновники склоняются к версии возгорания мусора, неофициальные информаторы полагают, что пожар произошел по вине неисправного обогревателя.

Столб дыма увидели жители находящегося неподалеку села Павловка и обратились в отделение МЧС. По свидетельствам очевидцев в копанке находилось четыре человека. В области создан штаб по ликвидации последствий возгорания и спасению людей, который возглавил губернатор Владимир Пристюк.



Уже когда спасательные работы начались, один из шахтеров 30-летний Алексей Сытников самостоятельно выбрался и … сбежал. Вероятно, боялся, что его привлекут к ответственности за участие в незаконной добыче угля. Но в ночь на 3 февраля правоохранители поймали и Сытникова, и организаторов «копанки». По факту пожара прокуратура области возбудила уголовное дело, позже суд арестовал троих организаторов, которые на время следствия будут находиться в СИЗО. Выживший шахтер, а также родственники горняков подтвердили, что под землей находятся еще три человека.

На следующий день спасатели потушили пожар и на глубине 210 метров обнаружили тело одного из них. Шахтера насмерть придавило вагонеткой.

Первый заместитель губернатора Эдуард Лозовский еще до того, как было найдено тело погибшего шахтера, заявлял журналистам: «Информация о нахождении людей под землей непроверенная и неподтвержденная». 4 февраля после трагической находки, областные власти, сославшись на данные горноспасателей о том, что больше никто в выработке не обнаружен, приказали прекратить поиски людей. Установлением их местонахождения «на поверхности» занялась милиция.

Это вызвало возмущения родственников шахтеров. Люди не понимали, как власти могут просто оставить их родных погребенными под землей, и в один голос утверждали, что горняки находятся именно там, поэтому поиски необходимо возобновить.

Племянник пропавшего без вести горняка Илья Брызгалин с момента трагедии каждый день приезжает на копанку. Его дядя работал там всего два месяца, пытался обеспечивать семью. Илья точно уверен, что дядя находится в шахте: «Его нигде нет, мы его тоже искали, надеялись, что он выбрался. Но его нет на поверхности. Значит он под землей, мы в этом уверены».

Во вторник, 7 февраля, было объявлено о возобновлении поисковых работ. «Пока есть хоть малейшая возможность найти кого-то из работавших там людей – мы должны стараться сделать всё возможное для их спасения», – заявил губернатор Пристюк.

Но уже вскоре выяснилось, что бойцы военизированного горноспасательного отряда на место происшествия не выезжали.

Пресс-секретарь губернатора Андрей Дихтяренко уточнил, что возобновить поиски - это не обязательно значит возобновить горно-спасательные работы, которые могут проводить только службы ВГСЧ. По его словам, они свою работу завершили 4 февраля и в копанке нашли тело только одного шахтера. «У специалистов есть большие сомнения, что кроме этого человека в копанке были еще люди. Поисками двоих пропавших занимаются сейчас правоохранительные органы. На месте происшествия были разобраны хозпостройки, выставлена охрана милиции», - сказал Дихтяренко.

Глава независимого шахтерского профсоюза «Трудовое движение «Солидарность» Константин Ильченко давно проводит рейды по области и вместе с единомышленниками выявляет незаконные разработки недр.

«В сентябре 2011 года, делая очередной общественный рейд по свердловским копанкам, мы засняли работу именно той копанки, о которой сегодня идет речь, на которой случилась страшная трагедия. Жутко даже себе представить, что кто-то из тех рабочих, которых я тогда видел через объектив камеры, умер страшной смертью, сгорев заживо», - рассказал Ильченко.

По его словам, тогда же в сентябре он передал отснятые материалы в правоохранительные органы, но те уголовное дело возбуждать отказались.

После того, как 2 февраля незаконная шахта загорелась, родственники находящихся под землей шахтеров 41-летнего Александра Чижева и 38-летнего Виталия Брызгалина обратились к Ильченко за помощью. 7 февраля, когда было объявлено о возобновлении поисковых работ, они находились возле копанки в ожидании спасателей, но никого так и не дождались.

«В разговоре со мной, родственники рассказали о том, что горняки, работавшие вместе с погибшими в «копанке», знали примерное место, где могли бы находиться тела товарищей. Когда начался пожар они, по еще работающей телефонной связи, успели пообщаться с теми, кто остался в забое и передать на словах маршрут, по которому люди могли бы выйти к выработке, где, по их мнению, можно было бы пересидеть пожар. Там был источник грунтовых вод и достаточно кислорода.

Я общался с горноспасателями из ВГСЧ, они заявили, что мы не можем выезжать на спасательные работы самостоятельно, должно быть распоряжение от местных властей, но они его так и не получили. Вряд ли кого-то спустя столько дней можно найти живым», - сказал Ильченко.

Глава профсоюза считает, что происшествие на незаконной выработке вредит имиджу областных властей, которые ранее заявляли о том, что проблемы копанок не существует.

В 2011 году губернатор Пристюк действительно неоднократно об этом говорил. В начале года он в прямом эфире заявил, что копанки в области не работают с середины ноября 2010, к середине 2011 года Пристюк с уверенностью утверждал, что удалось победить нелегалов карьерной добычи, а все остальные копанки – явление единичное. Заместитель главы Луганского облсовета Евгений Харин тоже был такого мнения:

«В начале года мы могли четко сказать, что мы это явление задушили на корню. Ну, имеются там поползновения, еще пытаются товарищи где-то что-то незаконно разрабатывать», - уверял Харин.

Областные власти были так уверены в победе, потому что в 2010 году затеяли масштабную кампанию по легализации копанок. К слову сказать, эта кампания началась еще в году 2005 при губернаторе Алексее Данилове, но потом затихла. В 2009 ее пытался поднять на ноги губернатор Александр Антипов, но затишье на копанках тоже было недолгим. Выдавая разрешения на разработку недр частным предпринимателям, чиновники надеялись, что те выйдут из тени и организуют работу мини-шахт с соблюдением всех норм безопасности труда. В 2011 году было выдано больше 100 таких разрешений, а на 1 февраля 2012 года зарегистрировано 68 мини-шахт. Из которых 14 не работают, потому что не заключили договора с ВГСЧ и Фондом социального страхования от несчастных случаев.

Начальник лесничества в Перевальском районе Зосим Зуевский рассказал, что до сих пор стоят незасыпанными незаконные карьеры глубиной 20 метров и больше.

«Возле Брянки есть карьер такой глубины, что если смотреть сверху огромные КРАЗы кажутся просто муравьями, - говорит начальник лесничества. - Сейчас там добыча не ведется, но чтоб рекультивировать такой карьер нужны огромные средства. Копанки нанесли огромный вред лесному фонду и сельскому хозяйству. Общая площадь поврежденных лесов только в нашем районе – 15 тысяч гектар, это около 30-ти тысяч деревьев. Рядом с лесами тоже вели добычу, сейчас эти ямы засыпали, но там мертвая земля, на ней уже ничего не вырастет, потому что верхний слой почвы снят».

В июне прошлого года комиссия из Генеральной прокуратуры была направлена в Луганскую область для проверки в связи с фактами незаконной добычи полезных ископаемых. По словам начальника отдела надзора за соблюдением природоохранного законодательства Генеральной прокуратуры Украины Николая Куликовского, существует проблема доверия со стороны Генеральной Прокуратуры к органам власти в области. В рамках осуществления мер предотвращения незаконной добычи угля были созданы мобильные группы, в состав которых вошли работники различных органов областного уровня. Но работа этих групп столкнулась с тем, что о запланированных выездах на копанки нарушителей тайно оповещали, и они заблаговременно прекращали работу шахт и убирали технику.

Но даже статистика за 2011 год, предоставленная журналистам первым заместителем губернатора Лозовским, наглядно показала преждевременность громких заявлений о победе над копанками.

Так, в прошлом году в Луганской области зарегистрировано 198 фактов незаконной разработки угля, изъято 11 экскаваторов, 81 грузовой автомобиль, конфисковано 5 тыс. тонн угольной массы. По фактам возбуждено 149 уголовных дел. За январь 2012 года на территории области уже зарегистрировано 11 фактов незаконной добычи угля.

Вошел ли в эту статистику трагический случай на копанке в Свердловске, Лозовский не уточнил, да и теперь вряд ли это интересует жен, матерей и детей тех двух горняков, которые шестые сутки находились под землей.

8 февраля, в день, когда власть повторно объявила, что поиски людей под землей возобновятся, родственники пропавших без вести шахтеров снова дежурили возле копанки. Никого из спасателей они так и не увидели.

Утром 9 февраля Илья Брызгалин вместе с семьей снова был на копанке. К своей радости люди наконец-то увидели там автобусы ВГСЧ, 14 спасателей спустились под землю.

«Надежды на то, что дядя жив, мало, но все же она есть», - говорит Илья.

P.S. Несколько часов назад стало известно, что в незаконной выработке на шахте им. Володарского

спасатели нашли погибшими двух шахтеров...


09 февраля 2012 | 2500