Надежды на спасение шахтеров из копанки почти нет

Надежды на спасение шахтеров из копанки почти нет
Надежды на спасение шахтеров из нелегальной копанки возле Енакиево (пос. Каютино, Донецкой области) практически нет. Хотя спасатели и сейчас продолжают операцию по ликвидации последствий аварии на нелегальной шахте в поселке Каютино, где 29 февраля из-за взрыва метана оказались заблокированы на глубине 185 метров 6 горняков.
Как сообщили в пресс-службе ОГА, сейчас наблюдается положительная динамика снижения концентрации опасных газов в выработке. Но по-прежнему уровень содержания СО и метана под землей остается превышенным (0,00065 при норме 0,00017) и опасным для жизни, что не позволяет горноспасателям производить работы.
После приведения показателей рудничной атмосферы к нормам, предусмотренным правилами безопасности, подразделения ГВГСС начнут поисковые работы непосредственно в выработке.
По информации первого заместителя по научной работе НИИ горного дела (НИИГД «Респиратор») Петра Пашковского, озвученной на заседании технического совета по ликвидации аварийной ситуации в Енакиево, аварийно-спасательные работы осуществляются в соответствии с требованиями нормативных документов. Анализ динамики проб рудничной атмосферы может свидетельствовать о горении метана в выработке. Ускорение событий и необоснованный риск недопустим, в связи с чем, работы по ликвидации аварии необходимо проводить поэтапно и согласно плана мероприятий по разгазированию.
Ситуация осложнена тем, что добыча угля вблизи Каютино производилась нелегально, соответственно, информация о происшествии не могла поступить оперативно, нет соответствующих технических условий для проведения работ в выработке.
Это место в посадке между газопроводом высокого давления, который идет на Углегорск, и полотном железной дороги давно облюбовали нелегалы от угледобычи. Милиция Енакиева зимой прошлого года при участии собкора «Донбасса» закрывала здесь мощную копанку. Сигналы поступали и позже, однако это, ЧП, по уверению служивых, как гром среди ясного неба.
Некогда, говорят, тут уже работали старатели. Потом они якобы покинули эту шахтенку, но в последнее время снова сюда вернулись, добывая уголь на глубине 180-200 метров. 29 февраля у них, жителей Углегорска и Енакиева, была рядовая смена. Но примерно в 21 час прогремел мощнейший взрыв. Его звук слышали в многоэтажках так называемого микрорайона Фильтровальной станции, и у высокого языка пламени нашлись очевидцы. Бадью, а иными словами - скип, который поднимал на-гора уголь, ударной волной выбросило на поверхность и отнесло на 70-80 метров в сторону. В выработках, по предварительным данным, осталось шесть человек. А на поверхности находилось двое лебедочников, но их и след простыл.
Ни они, ни их непосредственное начальство не сообщили о ЧП ни родственникам, ни в органы оперативного реагирования. И только примерно в полдень 1 марта стала понемногу просачиваться страшная информация.
«Утром мне позвонила невестка и сказала, что моего сына и ее мужа Максима, который должен был придти еще в час ночи, до сих пор нет дома. Вообще-то он работает на Севере, а между вахтами уже месяца два подрабатывал на этой копанке. Но где она находится, мы не знали, и вот тогда проснулась тревога», - рассказывает Ольга Шевцова о своем родном 34-летнем горняке.
Ей вторит его жена Екатерина. В семье растет дочь 3,5 лет, женщина беременна вторым ребенком и сейчас от горя и безызвестности на нее больно смотреть.
«Самое ужасное – это преступное безразличие. Утром, когда шла на работу, случайно встретила Марину Меняйло, муж которой был в смене вместе с Максимом. Ничего не зная, мы переполошились, вызвонили человека, способного показать, где находится эта чертова копанка. Приехали, а тут хоть шаром покати – никого, - вздыхает Катя, уставшая от слез и переживаний. – Те, кто утром пришел на смену, никому ничего не сказали. В бытовке в вещах были мобильники, и можно было хотя бы женам позвонить, но даже этого не сделали».
Однако молчание это, может быть, еще не самый страшный грех. Брат и сестра Дмитрия Калашникова, который тоже застигнут взрывом в забое, рассказывают, что причастные к нелегальной добыче угля начали заметать следы трагедии спозаранку. Вывезли технику, подогнали трактор и вроде бы хотели сровнять все с землей. Однако масштабы производства таковы, что одним махом их не убрать. Вдали, на пригорке, валяется злополучная бадья, вылетевшая из недр.
Кроме самой копанки, где на месте спуска под землю зияет сейчас обугленная дыра, хватает и других промышленных сооружений, обтянутых полиэтиленовой пленкой. Большой грудой свален отборный лес, который нелегалы беспрепятственно везут по дорогам, и это не вызывает вопросов у стражей правопорядка. Кучами лежит добытый уголь.
Сейчас примитивный «шахтный» пейзаж дополняют спецавтомобили МЧС, горноспасателей, скорой помощи. Работают компрессоры. Указатель «Горячий чай» и армейская палатка, как пункт обогрева, - для всех желающих. Машины начальства всех рангов, множество специалистов различных ведомств и суета не скрывают растерянности родственников, которые, утирая слезы, остаются наедине со своим горем...
Пожалуй, проще всего было выйти на 37-летнего управляющего злополучной копанкой. Вечером в четверг сотрудники милиции его задержали и, возбудив уголовное дело по ст. 115 УК – умышленное убийство, определили в изолятор временного содержания (ИВС). Они также возбудили уголовное дело по ст. 240 - нарушение правил охраны или использования недр, повлекшее гибель людей.
А вот что касается непосредственно ликвидации последствий ЧП и проведения аварийно-спасательных операций, то это, судя по всему, хлопоты не одного дня. Родственники же пострадавших обижаются, что специалисты, прибывшие на место трагедии 15-16 часов спустя после взрыва, раскачиваются очень медленно и ничего не делают.
Но ВГСЧ, горнотехнической инспекции и прочим службам выпало довольно сложное, необычное задание. В этом довелось удостовериться в горисполкоме на заседании технического совета по организации работ для ликвидации последствий аварии.
Содержание метана и оксида углерода в норе зашкаливает. Поэтому пока не удастся выйти на санитарные нормы (путем длительного проветривания по всей глубине), о креплении выработки и дальнейших действиях не может быть и речи.
Государственные шахты, расположенные в этом районе, специально не трогали целик, оставляя его под охрану железнодорожной ветки. Копачи, рискуя жизнями и ставя под удар массу других людей, нагло рыли в нескольких метрах от железнодорожного полотна и мощного газопровода. С креплением, которое они использовали, опытные углерубы сталкивались, может быть, лишь после войны. Да и то, как отметили специалисты, наши деды были умнее и не орудовали столь варварски.
Кстати, задержанный управляющий должен вооружить специалистов, в числе которых сотрудники НИИГД «Респиратор»,сведениями о тонкостях дикой угледобычи. Спасателям придется учесть эти нюансы и по ходу дела оперативно корректировать ведение работ. Но до их активной фазы еще далеко.

05 марта 2012 | 866