В Украине только 50 шахт из 270 работате эффективно

В Украине только 50 шахт из 270 работате эффективно
    По словам Игоря Лиски, учредителя и председателя совета директоров компании "Эффективные инвестиции" (Луганск), сегодня в Украине рентабельно работает максимум каждая пятая шахта. Однако при профессиональном управлении и инвестициях добычу угля в большинстве случаев можно сделать прибыльной

Правительство Украины заявило о планах приватизировать 120 шахт. По вашему мнению, насколько это решение является своевременным?

    Государственное управление шахтами оказалось настолько неэффективным, что приватизация — единственная возможность спасти предприятия. Деньги, которые выделяются в качестве дотаций в угольную отрасль, просто растворяются в профильном ведомстве — Министерстве энергетики и угольной промышленности. При этом, несмотря на господдержку, в государственном секторе объемы добычи угля постоянно падают, социальные проблемы не решаются, и в целом не происходит никаких реформ. Все это говорит о высокой коррупционной составляющей в отрасли.
    Поэтому вопрос о том, что шахты необходимо передать в частные руки, сегодня даже не обсуждается. Это нужно делать как можно быстрее. Другой вопрос — как это правильно организовать. Здесь есть много факторов, на которые необходимо обращать внимание. Первый — управление предприятиями. Государство должно проследить за тем, чтобы оно было эффективным.
    Второй аспект — инвестиции. Угольный бизнес требует больших вложений, которые к тому же имеют большой срок окупаемости — 6-7 лет. Притом что в актив необходимо вложить в среднем 100 млн. долларов.

Газовая война Украины с Россией заставила украинское правительство активизироваться в поисках альтернативного топлива. В качестве такового предлагается уголь. Насколько перспективны идеи заменить "голубое золото" на "черное"?

    В первую очередь Украина должна, насколько это возможно, заменить газ на уголь в энергетике. Здесь можно ориентироваться на опыт других стран. Например, того же Китая, который переходит на водоугольное топливо.
    Что касается предлагаемых проектов по газификации угля, то они могут быть интересны с точки зрения химической отрасли. Но в целом говорить о ближайшей перспективе запуска в промышленных масштабах производства газа из угля пока трудно.

Украина договорилась с Китаем о кредитовании программы модернизации одной из шахт объединения "Лисичанскуголь" — шахты им. Мельникова. Китай должен выделить 85 млн. долларов. Является ли Поднебесная для нас перспективным партнером в угольной отрасли?

    У меня двоякое отношение к договоренностям Украины с Китаем. С одной стороны, привлеченный кредит — безусловный плюс. Но с другой — это не такие уж и большие деньги. Я напомню, что изначально китайское правительство заявляло о готовности выделить на украинские шахты до 1 млрд. долларов.
    К тому же Китай в принципе интересуется не столько увеличением добычи угля в Украине, сколько продвижением своего горно-шахтного оборудования. И делает он это достаточно успешно. За прошлый год поставки китайского оборудования в Украину выросли в 27 раз. Кстати, китайская продукция достаточно неплохо себя зарекомендовала.
    Но для нас сейчас важно найти стратегического инвестора, который рассматривает Украину не с точки зрения рынка сбыта своей продукции, а заинтересован прежде всего в увеличении добычи угля.

А будет ли Китай, по вашему мнению, проявлять интерес к покупке украинских шахт?

    Для Китая уголь — стратегическое сырье. До 2015 года страна планирует 80% своих сжигающих мощностей перевести на водоугольное топливо. Но сегодня Украина не является для Китая объектом №1, за счет которого можно пополнить свои угольные ресурсы. В первую очередь его интересуют близлежащие страны, такие как Монголия и Россия.

Кто вообще может сегодня заинтересоваться покупкой украинских шахт?

    В Украине есть только две компании, которые могут похвастаться удачным опытом приватизации угольных предприятий. Обе входят в структуру СКМ Рината Ахметова — ДТЭК и "Метинвест". Поэтому сегодня нужно думать над тем, как привлечь в угледобычу иностранных инвесторов. Заинтересовать иностранцев очень важно, так как среди украинских компаний, кроме СКМ, никто не может инвестировать порядка 50-100 млн. долларов в одну шахту.
    С этой точки зрения я с большим оптимизмом смотрю на инвесторов из Индии. Думаю, для украинских шахт Индия — это главный покупатель. Также интерес к приватизации должна проявить Европа. Для нее украинское сырье интересно с точки зрения логистики. Украина территориально находится очень близко к Западной Европе. И доставлять уголь из нашей страны дешевле, чем из той же России или Монголии.
    С точки зрения внедрения новых технологий угледобычи мы заинтересованы в инвесторах из Северной Америки — в первую очередь из Канады. Канадские компании успешно развивают свою угольную отрасль и обладают необходимыми ресурсами для инвестирования в другие страны.

Можно ли сегодня посчитать, сколько Украина сможет заработать на приватизации угольной отрасли?

    Главный плюс для Украины — не доход от самой приватизации, а сохранение десятков миллиардов гривен, которые сегодня расходуются на дотацию госшахт. Второй очень важный плюс — поток инвестиций, который будет направлен в развитие отрасли новыми собственниками. В ближайшие пять лет мы могли бы привлечь порядка 5 млрд. долларов.
    Но самое главное: уголь для Украины — это целая индустрия, которая может стать отправной точкой роста экономики страны. И у нас есть все возможности использовать этот потенциал. В первую очередь необходимо нарастить добычу угля. Сделать это в сжатые сроки прежде всего нам позволяет наличие запасов, наличие трудовых ресурсов, наличие инфраструктуры и логистика. Как раз логистика — тот козырь, которого сегодня нет ни у России, ни у Китая, ни у Монголии.
    До 1990 года наша страна добывала 200 млн. тонн угля в год. Сейчас этот показатель находится на уровне 80-85 млн. тонн. Значит, мы можем увеличить добычу как минимум в два раза.
    При этом уголь будет транспортироваться в вагонах, которые сделаны в Украине. И металл для этих вагонов тоже будут поставлять украинские металлургические комбинаты, добывающие железную руду на украинских же месторождениях. Выстраивается целая цепочка: украинские инженеры строят шахты, украинские шахтеры добывают уголь, шахты работают, используя украинскую машиностроительную и металлургическую продукцию. В свою очередь уголь используется на украинских электростанциях и на тех же меткомбинатах.

Существуют ли сегодня предпосылки того, что западный инвестор по каким-то причинам не захочет прийти в украинскую угольную отрасль?

    Сегодня для иностранного инвестора существует множество проблем, связанных с тем, чтобы оценить перспективность самой шахты. Нужно получить уйму разрешений перед тем, как иностранцу позволят ознакомиться с предприятием, в которое он собирается вкладывать средства. При этом он сначала должен взять на себя обязательства по инвестированию, а потом уже предметно изучить актив! Такая ситуация просто абсурдна.
    Минэнергоугля пообещало поднять заплату шахтерам с 1 марта. Вам не кажется, что подобные шаги не являются сегодня панацеей для решения проблем в угольной отрасли?
    Шахтерский труд очень тяжелый. И шахтеры заслужили, чтобы им платили высокие зарплаты. Но повышать зарплатный фонд, не решая системных проблем — это неверный путь, так как предприятия, которые должны платить эти деньги, их просто не зарабатывают. И не потому, что у них работают непрофессиональные шахтеры. Украинские горняки как раз одни из самых профессиональных в мире. Проблема опять же в эффективной работе самого предприятия. Технологии добычи угля у нас остались на уровне 1960-1970 годов. Производственный фонд изношен на 80-85%. Поэтому и производительность с расчетом на одного человека у нас на очень низком уровне. Если в развитых странах на одного рабочего приходится 100 тонн угля, то в Украине этот показатель на некоторых шахтах находится на уровне 20 тонн.

Последние трагедии в угольной отрасли связаны с несчастными случаями в Луганской области на так называемых "копанках", где уголь добывается несанкционированно. В руководстве на областном уровне предлагают узаконить добычу на таких объектах. Считаете ли вы, что это был бы правильный шаг?

    Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно вообще понимать, как эти "копанки" появились. Еще с советских времен были оставлены верхние пласты угля, которые легко вскрываются и добываются. Данный уголь оставлялся в качестве стратегического запаса страны на случаи, когда нужно быстро нарастить добычу. Именно на этих пластах и роют "копанки".
    Безусловно, у угля, который залегает неглубоко, есть хороший потенциал, так как его себестоимость достаточно низкая. Но для того чтобы его добывать, нужна государственная программа. Сегодня же самое страшное то, что в "копанках" уголь добывают не по технологии. И очень часто это убивает перспективу добычи более глубоких пластов.
    Поэтому, я уверен, что "копанки" нужно закрывать и держать их появление на строгом контроле. Единственная форма, которая имеет право на жизнь в данном случае, это малые шахты, имеющие всю разрешительную документацию на добычу и работающие с соблюдением технологий выемки угля. А главное — с соблюдением безопасности труда.

Не на все шахты придут инвесторы. Есть нерентабельные предприятия, которые рано или поздно придется закрыть. Как правильно поступить в этой ситуации?

    Для этих шахт главный вопрос — как нивелировать социальные проблемы, которые возникнут при закрытии предприятия. В некоторых шахтерских поселках для 90% населения вопрос выживания зависит от того, работает шахта или нет. И правительство должно гарантировать этим людям социальную защищенность.
    Прежде всего необходимо вкладывать деньги в перепрофилирование рабочих. Причем это можно делать уже сейчас, а не тратить миллиарды гривен на поддержание неперспективных шахт в рабочем состоянии.
    Не нужно забывать и о технической стороне вопроса. Если у шахты есть запасы, но их добыча на данном этапе неэффективна, будет неправильным просто сравнять ее с землей. Желательно ее законсервировать. То есть, по сути, сделать ее стратегическим запасом.
    Но я все же хотел бы акцентировать внимание на том, что все же большинство шахт в Украине имеют хорошие перспективы. На сегодня из 270 предприятий эффективно работает только 50. Однако при профессиональном управлении и инвестициях львиную долю шахт можно вывести на уровень прибыльности.




23 марта 2012 | 2406