По итогам 2011 года добыча угля в России выросла до 334,7 млн тонн

По итогам 2011 года добыча угля в России выросла до 334,7 млн тонн
По итогам 2011 года добыча угля в России выросла до 334,7 млн тонн, отгрузка - до 308,7 млн тонн, экспорт - до 104,7 млн тонн. По словам руководителя отдела стратегических исследований Института проблем естественных монополий Александра Григорьева, 2011 год был весьма благоприятен для угольной промышленности в плане ценовой конъюнктуры. Эффект от наводнения в Австралии и связанный с этим дефицит угля и рост цен на мировом рынке в сегменте коксующихся углей можно было наблюдать на протяжении всего года. Цены на рядовой уголь по итогам 2011 года выросли более чем в 1,2 раза. Неудивительно, что отрасль продемонстрировала хороший финансовый результат: прибыль составила 122 млрд руб., что примерно в 1,5 раза больше, чем годом ранее.

Несмотря на неплохие результаты, эксперты говорят о довольно плачевном состоянии отрасли, прежде всего потому, что износ основных фондов составляет 70-75%.

В конце января премьер-министр подписал долгосрочную программу развития угольной отрасли до 2030 года. Общий объем финансирования программы заявлен в размере 3,694 трлн рублей, из них 250,7 млрд рублей бюджетных средств. Предполагается, что реализация программы, помимо всего прочего, позволит довести среднегодовой прирост объема запасов угля до 530 млн тонн (в том числе 105 млн тонн коксующегося) и ввести за этот период 505 млн тонн новых и модернизированных мощностей, сократить уровень износа основных фондов. Поставки российского энергоугля на внутреннем рынке, как ожидается, вырастут с 68 млн тонн до 90 млн тонн условного топлива в год при увеличении доли экспорта в поставках с 38,5% до 43-44% и росте угольных портовых мощностей с 69 млн тонн до 190 млн тонн. Прирост поступлений в федеральный бюджет от угольных компаний ожидается в размере 1,707 трлн рублей.

В рамках совершенствования нормативно-правовой базы предполагается совершенствовать систему тарифного регулирования железнодорожных перевозок, стимулировать заключение долгосрочных контрактов на внутреннем рынке, создать индексы для повышения объективности ценообразования и организации биржевой торговли угольным топливом. Также документ предполагает содействие межтопливной конкуренции угля с газом для обеспечения не менее чем 2-кратного превышения цен на природный газ по сравнению с ценой на уголь, организацию схемы экспортного финансирования китайскими банками поставок российского топлива в КНР, стимулирование промышленного извлечения и использования угольного метана.

По мнению аналитика компании "Инвесткафе" Павла Емельянова, главная цель программы - серьезная модернизация и оптимизация работы отрасли, в частности, обновление основных фондов, процент износа которых должен быть снижен до 20% к 2030 году. Планируется также увеличить пропускную способность железных дорог со стороны Кузбасса в направлениях Черного, Баренцева и Балтийского морей, а также обеспечить развитие БАМа и железнодорожного узла в этом важнейшем угольном регионе.

Павел Емельянов считает, что принятый проект невероятно амбициозен: выделяемая на него сумма выглядит крайне высокой и предполагает средний уровень затрат в размере 205 млрд рублей в год. При этом, согласно планам, произойдет увеличение объемов добычи угля с 336,1 млн тонн в 2011 году до 430 млн тонн (в 2010 году было добыто 323 млн тонн), то есть на 28% за 18 лет. Но главное пока не рост, а обновление фондов, которые в дальнейшем могут дать более высокие результаты.

Принятая программа рассчитана на 18 лет, и сразу никто не требует от частных инвесторов всех заявленных средств. "Все будет происходить постепенно. Не исключено, что за время выполнения программы многие ее параметры могут быть откорректированы, в том числе и объем инвестиций частного бизнеса. И, наконец, не стоит забывать, что расходы государства будут гораздо больше, но они будут косвенными, то есть проходить по другим статьям бюджета, - отмечает ведущий эксперт УК "Финам Менеджмент" Дмитрий Баранов. - Например, строительство новой ветки железной дороги где-нибудь в Кузбассе или в Коми".

Проблем на пути реализации программы может быть много, считает аналитик. Во-первых, это сама ситуация в мировой экономике, которая может быть крайне нестабильной, что скажется на производстве и потреблении угля. Во-вторых, многое будет зависеть от ситуации с добычей и потреблением других энергоресурсов: нефти, газа, положения в мировой атомной энергетике. Будет иметь значение ситуация с экологией и охраной окружающей среды в мире и в России. Окажет влияние на реализацию программы и научный прогресс: появление новых технологий переработки и использования угля, развитие альтернативных источников электроэнергии. Это ключевые факторы, которые могут оказать влияние на угольную отрасль, причем как положительное, так и отрицательное.

Последние годы в российской энергетике наблюдается довольно противоречивая тенденция: несмотря на то что в стратегических документах по развитию отрасли речь идет о сокращении числа газовых теплоэлектростанций, практически все новые объекты используют именно "голубое топливо". С одной стороны, ТЭС на газе обходятся дешевле, и эксплуатировать их проще, чем станции на угле, опять же срабатывают соображения экологии, но, с другой стороны, газ является ценным химическим сырьем, и сжигать его в котлах, а не перерабатывать нецелесообразно с точки зрения экономики. Поэтому в Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики до 2020 года речь идет о том, что "доля электростанций, использующих газ, будет неуклонно сокращаться, при этом стремительно возрастет роль современных парогазовых и газотурбинных технологий". А в энергетической стратегии России до 2030 года содержится прогноз, согласно которому к 2030 году "доля угля в потреблении топлива тепловыми электростанциями увеличится соответственно с 26 до 34-36%, а доля газа, наоборот, снизится с 70 до 60-62%". На практике пока дела обстоят совершенно по-другому, что вызывает определенные опасения, поскольку проектировщики, инжиниринговые и наладочные организации в последние годы постепенно утрачивают свою компетенцию.

Эксперты говорят, что использование угля в энергетике связано с большими неудобствами. Электростанции строятся под конкретную марку топлива, добываемого на конкретном месторождении. Поменять ее на другую - дорого и хлопотно. Например, нужно менять и перенастраивать оборудование теплоэлектростанции. С газом таких проблем не возникает - по своей природе это стандартизированное топливо, у кого его ни покупай.

ФАС и минэнерго предлагают способы снизить цены на уголь. Например, можно попытаться убрать посредников и заключать прямые договоры с угольщиками с обязательной регистрацией контрактов на бирже. Но насколько это может снизить цены, непонятно.

Кроме того, ведомства хотят рекомендовать российским регионам по максимуму использовать уголь и другие виды топлива (например, торф) на местных электростанциях и в коммунальной сфере.

А в это время покупатели угля прикладывают все усилия, чтобы перейти на газ. Даже в Кузбассе, где и добывают большую часть энергетических углей. Эксперты не уверены, что стоит изобретать способы, чтобы нарастить потребление угля.

"Газовой генерации в России не так уж и много. Ее доля составляет 40-45%. Остальное - уголь и мазут, - говорит глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. - Но если посмотреть на вопрос со стороны и непредвзято, то топить газом разумно. Во-первых, уголь надо перевозить. Это создает проблемы заторов в портах и нехватки вагонов на железной дороге. Во-вторых, уголь - топливо грязное. И чтобы сжигать его чисто, без ущерба для здоровья людей и экологии, это потребует больших сложений в печи. И вся выгода сойдет на нет, обращает внимание эксперт. К тому же уголь является товаром, который востребован за рубежом. И мы можем с большей выгодой его экспортировать. Возможно, отчасти из-за этого и падает потребление угля в России.

По мнению аналитика ИФК "Солид" Елены Юшковой, несмотря на стратегическое значение угля, в нашей стране пока отсутствуют экономические условия для рентабельной работы предприятий угольной отрасли. Государство, устанавливая для российских потребителей заниженные цены на газ, искусственно усиливает экономическую мотивацию потребителей к предпочтительному использованию газового топлива. В результате спрос потребителей на уголь непрерывно снижается. Однако благодаря росту мирового спроса на топливные ресурсы, в том числе на уголь, перед российскими угольными компаниями открывается все больше возможностей по повышению своей рентабельности посредством экспортных поставок. Продажа российского угля за рубеж обеспечивает отечественным поставщикам получение удвоенного дохода по сравнению с внутрироссийскими поставками, что дает возможность отрасли развиваться более эффективно. Такая ситуация сохранится еще как минимум ближайшие 10-15 лет, так как в течение этого времени мировой спрос на уголь будет расти.

Существенным фактором, оказывающим негативное влияние на экономическую эффективность угледобывающего производства, является чрезмерно высокий уровень железнодорожных тарифов на перевозку угля его потребителям, считает Юшкова.


03 апреля 2012 | 1402