Страшная цена донецкого угля остается неизменной — две шахтерские жизни за каждый миллион тонн.

Страшная цена донецкого угля остается неизменной — две шахтерские жизни за каждый миллион тонн.
    В 2011 году на угольных предприятиях Донецкой области пострадали более двух тысяч человек, 74 — погибли. На углепром приходится две трети всех случаев производственного травматизма, включая смертельные.

    Но та же жуткая статистика смертей и увечий, скрупулезно подсчитываемая Госгорпромнадзором, показала и такую тенденцию: рост травматизма на шахтах негосударственной формы собственности.

    В прошлом году по всей стране зафиксирован 161 случай гибели горняков, при этом по сравнению с 2010-м количество трагических инцидентов возросло. На предприятиях негосударственной формы собственности произошло 75 несчастных случаев со смертельным исходом (в 2010 году — 47). Это необычно, поскольку раньше успешный опыт приватизированных шахт в повышении безопасности труда преподносился обществу как результат работы “эффективных собственников”.

    Основных причин тому — две. Во-первых, масштабная авария на шахте “Суходольская-Восточная”, когда в результате взрыва метана погибли 28 шахтеров. Эта трагедия изрядно подпортила радужную по сравнению с государственными предприятиями статистику частных корпораций. Во-вторых, активизировавшиеся “копанки” (легальные “малые предприятия”, полулегальные и откровенно теневые) внесли свой вклад в повышение аварийности.

    Отметим, что, несмотря на статистику, авторитет крупных корпораций в вопросах охраны труда пока не оспаривается. “На государственных шахтах уровень безопасности труда довольно высокий, однако далеко не на всех… На крупных частных шахтах к вопросам безопасности труда относятся гораздо внимательнее. Но если брать мелкие частные шахты, то там ситуация даже хуже, чем на государственных предприятиях”, — считает начальник Донецкого горного округа Госгорпромнадзора Вячеслав Король.

    Тем не менее Госгорпромнадзор, проанализировав приведенные показатели травматизма, вынес свой суровый вердикт: “Такая структура производственного травматизма… свидетельствует о недостаточном внимании соответствующих служб к выполнению на шахтах требований пылегазового режима и проветривания горных выработок, низкой эффективности СУОТ, требований паспортов крепления, технологии откатки грузов, качественного и своевременного проведения медицинских осмотров”.

    Вполне оправданно, что следствием описанных тенденций стало повышенное внимание частных корпораций к вопросам безопасности на принадлежащих им шахтах. И в части новых вложений в техническое перевооружение угольных предприятий, и в стремлении представить перед обществом свои усилия в выгодном свете.

    В частности, Донбасская топливно-энергетическая корпорация (ДТЭК) Рината Ахметова устами директора департамента по добыче и обогащению угля Андрея Смирнова объявила о намерении инвестировать в повышение уровня безопасности 570 млн. грн. При этом наиболее интенсивные мероприятия запланированы на новых активах корпорации — “Добропольеугле”, “Ровенькиантраците” и “Свердловантраците”.

    Для сравнения: примерно столько же выделяется из бюджета на все государственные шахты по статьям “строительство” и “техническое перевооружение”. А конкретно “мероприятия по охране труда” скуповатая госказна профинансирует в 2012 году на 65 млн. грн.

    Суммарные вливания ДТЭК в безопасность труда на своих шахтах составили более 860 млн. грн. А.Смирнов подчеркнул, что в результате уровень травматизма за пять лет снизился наполовину.

    Для доказательства эффективности сделанных инвестиций руководство ДТЭК организовало специальный пресс-тур на шахту “Степная” (входит в “Павлоградуголь”), где уже применяется на практике давно обсуждаемая специалистами технология безлюдной выемки угля. Здесь работает первый в Западном Донбассе струговый комплекс производства Bucyrus DBT Europe GmbH. От традиционного угольного комбайна этот агрегат отличается тем, что в самом опасном месте — очистном забое — людей нет. “Умный” механизм, обошедшийся компании в 351,9 млн. грн., справляется самостоятельно.

    “Намного меньше рабочих в шахте не стало. Просто люди теперь не работают именно там, где добывается уголь”, — пояснил спустившимся под землю журналистам оператор установки. “Такое ощущение, что прямо из каменного века в космос полетели”, — смеется он в ответ на вопрос, как ему работается на новой технике.

    “Струговая установка спроектирована специально для разработки тонких и особо тонких угольных пластов. На нашей шахте они толщиной 0,7—0,9 метра. Немцы определили мощность нашего струга в 3,5 тыс. тонн угля в смену, но мы давали и 4 тыс.”, — пояснил, в свою очередь, главный инженер шахты Александр Ефремов.

    Струговых лав на шахтах ДТЭК всего семь, но такого уровня — одна. Планируется, что одна из шахт “Ровенькиантрацита” станет первой, где уголь будет добываться только по этой технологии. Но менеджеры корпорации признают, что вряд ли это произойдет в ближайшем будущем.

    Горняки на “Степной” также избавлены от необходимости преодолевать километры выработок пешком — здесь смонтирован подвесной монорельс, позволяющий добираться туда, куда нельзя проложить путь для привычных электровозов. Монорельс, в отличие от традиционного подземного транспорта, может работать в выработках с углом наклона до 30 градусов. Благодаря этому шахтеры подъезжают прямо к рабочему месту, без опасного и утомительного путешествия на своих двоих.

    Наконец, “Степная” выгодно отличается от других украинских шахт прохладой — система вентиляции обеспечивает вполне комфортную температуру. По сравнению с другими предприятиями, где под землей бывает более 50 по Цельсию, это, безусловно, достижение.

    Еще один из “старых” активов ДТЭК — шахта “Комсомолец Донбасса”. На этом предприятии представителям прессы демонстрировали успехи в обучении персонала и повышении производственной дисциплины. Одним из новшеств является система “Автоэкзаменатор” — программа для компьютерного тестирования на знание правил техники безопасности. Как пояснил директор шахты по охране труда Олег Шевченко, такой тест обязательно сдают все претенденты на вакантные должности. Также экзамены по ТБ сдаются во время регулярных аттестаций или в случае ЧП — персонал участка, где произошла авария, проходит внеочередную проверку.

Второй новацией стала система видеоинструктажей. “Инструктаж начинается за 15 минут до начала рабочей смены. Ролики снимаем своими силами: и режиссер, и сценарист, и актеры — все шахтеры. С начала года уже сделали 16 видеофильмов. Также приобретены учебные фильмы, как нужно выполнять тот или иной процесс”, — рассказал О.Шевченко.

Для рабочих и менеджеров шахт, входящих в ДТЭК, повышение уровня безопасности означает не только новые инвестиции и технические новинки, но и закручивание гаек. Персональная ответственность за любые инциденты возлагается на очень широкий круг причастных: от простого горняка до первых руководителей.

Так, в “Добропольеугле” шахтеров научили отказываться от небезопасных работ. К сожалению, уже после того, как здесь произошел случай смертельного травматизма. “Люди ходили в шахту и не отказывались работать, хотя понимали, что это опасно. В итоге не обошлось, конечно, без кадровых изменений в руководстве шахты. Был уволен главный инженер”, — сообщил Андрей Смирнов. По его словам, теперь на предприятиях корпорации отказ от опасной работы — нормальная практика.

За сокрытие травматизма попали под “пресс” топ-менеджеров ДТЭК и руководители шахты “Западно-Донбасская”, где 19 апреля погиб горняк. “Когда случаи сокрытия были выявлены, руководители компании церемониться с начальством шахты не стали. Закончилось все увольнением заместителя директора по охране труда и начальников участков”, — отметил директор департамента. Из своих источников нам стало известно, что уже после встречи г-на Смирнова с журналистами был уволен и директор “Западно-Донбасской” Дмитрий Забелин.

Конечно, огромные усилия корпорации, направленные на повышение безопасности горных работ, обусловлены не столько альтруистической заботой о шахтерах (тот же “Павлоградуголь”, к примеру, без стеснения резал зарплаты во время кризиса), сколько желанием избежать финансовых рисков и потерь, связанных с авариями. В чем “топы” признаются без особого смущения. Но в жизни бывает так, что профессиональный цинизм спасает и оберегает лучше, чем милосердие высшего сорта.

Евгений ШИБАЛОВ


15 мая 2012 | 1413