Шахтерским городам нужно искать новые векторы развития. - Мэр Брянки Николай Моргунов

Шахтерским городам нужно искать новые векторы развития. - Мэр Брянки Николай Моргунов
Современный город Брянка - это 12 шахтных поселков, разбросанных друг от друга на десятки километров. На волне реструктуризации угольной отрасли здесь было закрыто восемь шахт, за счет которых развивалась экономика и жила социальная сфера. В наследство городу достались разбитые дороги, разваленное ЖКХ и тотальная безработица. Потому долгое время Брянка не могла уйти от репутации одной из самых депрессивных территорий Луганщины. Три года назад решение своих проблем жители Брянки доверили новому городскому голове Николаю Моргунову. Серьезную ставку на молодого управленца делает и областная власть.

"Молодогвардеец" решил узнать, как справляются мэр и его команда с текущими задачами, какие проблемы им приходится решать в первую очередь и что ждет брянковчан уже в ближайшей перспективе.

- Николай Викторович, к сожалению, наш разговор придется начать с печального. Недавно в Ломоватке огнем был уничтожен многоквартирный дом, погибло три человека. Какая помощь оказана пострадавшим от пожара? Каково состояние их здоровья? Уже можно говорить о причинах, приведших к трагедии?

- В сгоревшем доме жили восемь семей, всего 17 человек. Хочу отметить работу наших доблестных пожарных. Работали несколько бригад: наша брянковская, соседи стахановчане, перевальцы. Была опасность, что огонь мог перейти на рядом стоящие здания, они этого не допустили. Входили в горящее здание, пытались спасти всех людей, но не удалось.
Три человека погибли: женщина и двое ее детей - 18-летняя дочка и 5-летний сын. Отец семейства и еще пять человек находятся в больнице. У них травмы разной степени тяжести, от ожогов и порезов до переломов. Четыре человека - в больнице Брянки, в том числе 11-летний мальчик, который выпрыгнул со второго этажа и спас свою собаку - таксу, которую отец ему недавно подарил...
Одна женщина лежит в Луганске, у нее переломы таза, возможно, придется делать операцию. Медицинские услуги пострадавшим оказываются абсолютно бесплатно как на уровне города, так и на уровне области.
По оказанию остальной помощи мы начали работать сразу в нескольких направлениях. Первое - оформление документов (у большинства сгорели паспорта, свидетельства о рождении, идентификационные коды, без которых не получишь материальной помощи). Второе - обеспечение временным жильем. Сегодня эта проблема решена, часть людей ушла в предоставленные жителями поселка квартиры.
Хочу особо отметить, что все жители Брянки откликнулись на беду: посельчане сразу собрали вещи, продукты, предложили варианты с жильем. Одна семья находится в общежитии техникума, еще одна - в здании поссовета, в помещении, где есть все санитарные условия.
Вопрос, который особо остро стоит, - обеспечение людей постоянным жильем, ведь дом выгорел полностью. Эту ситуацию мы вчера обсуждали на встрече с губернатором Владимиром Николаевичем Пристюком и председателем областного совета Валерием Николаевичем Голенко. Было принято решение о выделении дополнительных средств на приобретение квартир тем, кто остался сегодня без крова.
Причины пожара экспертиза еще не установила, но по предварительным заключениям были неполадки в щитовой, которая находилась на одном из этажей. Сам дом - один из первых, которые были построены в Южной Ломоватке. Это времянка, где когда-то жили люди, приехавшие работать на шахту. Такого жилья у нас сохранилось 30-40%. К слову, меня приглашали на областное телевидение, и, к моему удивлению, одна из тем, которая прозвучала во время программы, - это инсинуации журналистов, которые всевозможные версии высказывают. Одна из версий - что мы не вовремя подали тепло в этот дом, люди были вынуждены греться "козлами" так называемыми и проводка не выдержала. Так вот, хочу сразу заявить, что центрального отопления на территории поселка нет вообще!

- Брянка с 2010 года участвует в областной программе реформирования ЖКХ как один из пилотных городов по децентрализации отопления. Какие работы уже выполнены? Дело идет к завершению?

- Три года назад после победы на выборах моя команда провела анализ теплового хозяйства, которое досталось нам в наследство. Городские котельные были абсолютно разбалансированы. На протяжении последних 10 лет не было даже четкой политики, как с этими котельными работать. Установку индивидуального отопления не запрещали и не разрешали и в то же время не подавали качественного тепла от котельных. Народ был вынужден сам решать эту проблему. На выходе присоединенная мощность котельных не доходила и до 15% проектной мощности, и почти 80% абонентов просто ушли. Потребители ушли - а мощность осталась, осталось давление, которое постоянно рвет теплотрассы.
И в тот момент было принято решение, что убыточные котельные мы закрываем. А с теми абонентами, которые остались в жилых домах, поступаем следующим образом: льготной категории ставим бесплатное автономное отопление, остальным же предоставляем возможность получить льготный кредит. В социальной сфере (школы, больницы) выходим на мини-котельные.
Все эти три года условия игры, связанные с финансированием, менялись. Тем не менее, несмотря ни на что, мы программу по децентрализации в этом году собираемся добить.
Сейчас мы устанавливаем "автономку" 30 абонентам льготной категории, которым не успели установить индивидуальное отопление, - и процесс будет завершен.
На социальную сферу мы пустили инвесторов, мы работаем с ними по счетчикам. Привлечь людей, которые вложат деньги в коммунальную сферу (а деньги немалые - порядка 9 миллионов), было нелегко, но мы смогли. Для Брянки это серьезный показатель.
Кстати, надо отметить, что, отключая дома от центрального отопления, мы плотно поработали с подвалами: устанавливали пластиковые трубы, утепляли их. Было много скептиков, которые говорили, что мы заморозим дома. Но мы пережили две зимы и не допустили ни одного подобного случая. То есть эта схема жизнеспособна.

- Поговорим о сопряженной теме - газификации. Насколько мне известно, часть поселков в городе не газифицирована. В прошлом году вице-премьер Юрий Бойко обещал помощь по линии Кабмина, однако сроки и цифры не назывались. Вы можете поделиться этой информацией?

- При советской власти было решено, что газифицировать шахтерские поселки нецелесообразно. Мол, достаточно угля и печки. Но сегодня люди не хотят связываться с углем. На протяжении нескольких лет у нас получилось газифицировать поселки, на которых закрыты угольные предприятия. Без газа осталось несколько жилмассивов: поселки Южная Ломоватка, Вергулёвка, Анненка. Сабовка и Криворожье газифицированы частично.
Благодаря человеку, имя которого вы назвали, мы получили средства от "Нафтогаза" на строительство газопровода до поселков Южная Ломоватка и Вергулёвка. Проект выполнен на 90%. Есть договоренность с поселковыми советами, со следующего года они за свои средства делают проект газификации, к весне проекты должны быть готовы. И потом начинаем процесс создания кооперативов, начинаем газифицировать сами поселки, в том числе дома с печным отоплением.
Но это, как я уже сказал, не единственная группа поселков, которые должны быть газифицированы. Мы подготовили и защитили в "Нафтогазе" проекты на газификацию поселков Криворожье и Сабовка. Частично, благодаря усилиям народного депутата Юлия Иоффе, получили средства на газификацию Криворожья. По Сабовке, Анненке вопрос открыт. Сегодня Юлий Яковлевич ведет работу по поиску средств. Зная настойчивость, с которой он работает, я думаю, эти деньги будут найдены.

- После закрытия угольных предприятий город столкнулся с подтоплением территорий шахтными водами. Какие меры предпринимаются мэрией для борьбы с этой проблемой?

- Проблема подтопления остро стояла еще 6-7 лет назад, для ее решения нужно было принять целый комплекс мер. В том числе очистку русла реки Лозовой, чтобы все сточные воды с шахт были ею приняты. Очистка была выполнена на 60%.
Речь идет о подземных водах, которые весьма непредсказуемы. Каждый год ситуация меняется. У нас есть заключения гидрогеологов, что вода должна уйти в русло реки.
Пока нам очень сильно помогает то, что на территории бывшей шахты "Брянковская" открыто ГП "Укргидрозащита", которое ведет откачку воды. Но есть проблемы и с этим. Они сбрасывают воду по коллектору в Голубое озеро, это бывшая городская зона отдыха. Вода попадает туда неочищенная, с большим количеством примесей металла рыжего цвета, поэтому озеро "убито" абсолютно. Мы ведем переговоры с Министерством угольной промышленности о том, что они закончат строительство на шахте очистных сооружений, после чего воду в озеро будут сбрасывать очищенную. Мы со своей стороны сегодня делаем проект по очистке самого озера, а потом будем изыскивать средства, чтобы его почистить.

- А нет планов привлечь инвесторов и реализовать проект по очистке шахтных вод, подобный свердловскому?

- Да, была инициатива городская - заинтересовались очисткой вод, нашли себе партнера - алчевское предприятие, которое очищает воду из Исаковского водохранилища путем обратного осмоса. Мы посмотрели их завод, который они построили, собрали группу людей, заинтересованных в этом проекте. Была найдена небольшая сумма денег и проработано техническое задание на будущее, проект был сделан. То есть мы сегодня хотя бы понимаем, как эту проблему можно решить. Речь о строительстве большого завода, который будет очищать воду из шахты "Брянковская" и отдавать в наши водопроводные сети. Этой воды, по нашим расчетам, будет достаточно для снабжения центральной части города, а это 40% населения.

- Реструктуризация угольной отрасли породила большинство забот, с которыми теперь разбирается мэрия. Некоторые из них вы уже упомянули, с чем еще пришлось столкнуться?

- Главная проблема, порожденная реструктуризацией, - это, конечно, жилой фонд, который был передан городу без копейки помощи. Тогдашняя политика государства вообще вызывает недоумение. Ведь проект ликвидации шахты - это большой документ, где расписано все от "А" до "Я": что нужно сделать, чтобы ликвидировать угольное предприятие, начиная от физического закрытия до решения социальных вопросов. По идее, соцсферу должны были отремонтировать и передать городу в нормальном состоянии.
Однако на определенном этапе Счетная палата, анализируя эти проекты, в графе "Социальные вопросы" указала источником финансирования "інші витрати". Что значит это определение - великая тайна. Потому и было принято жилье "в очень интересном состоянии": с текущими крышами, с мокрыми подвалами.
Проблему с отоплением и подвалами мы почти решили. Сейчас серьезно работаем по ремонту крыш. Здесь у нас действует принцип софинансирования: часть денег собирают сами жители, часть выделяет городской бюджет, а еще часть дают предприятия.
В прошлом году таким образом удалось отремонтировать порядка 40 тысяч квадратных метров кровель. Появилась надежда, и я думаю, что за год-два проблему эту решим. Есть проблемы с восстановлением лифтов. Остро стоит вопрос по ремонту дорог, особенно наших, муниципальных, внутриквартальных. Средства, которые выделяются на это, просто смешны. Тем не менее основные магистрали нам удалось отремонтировать.
Через Брянку проходят областные трассы. У нас появилась идея, и она поддержана руководством "Укравтодора", о том, чтобы передать эти дороги им на обслуживание. Вопрос по остальным пока завис. Сейчас мы пытаемся "протолкнуть" его через нашего народного депутата.

- Брянка часто появляется в списке городов с наибольшим процентом безработицы. Какой выход из такого положения видит ваша команда?

- Идя на выборы, я уже имел четкие представления о проблемах города. Поэтому, одержав победу, моя команда сразу определила направления, в которых нужно двигаться, в том числе по созданию новых рабочих мест. Проведя анализ, мы выяснили, что, к сожалению (я объясню почему), самый простой способ создания рабочих мест и наполнения городского бюджета - это использование традиционных ресурсов: камня, воды и угля.
По поводу камня и воды были разработаны долгосрочные проекты. Что касается угля, то у нас есть запасы, которые залегают неглубоко, и на тот момент уголь этого качества был востребован на рынке. Мы предложили инвесторам создавать новые угольные предприятия. И у нас сегодня есть хорошие примеры частного капитала, который работает на территории города. Это предприятие "Флагман". У него донецко-днепропетровские корни. Они выкупили АБК бывшей шахты, капитальный ремонт там сделали. И посменно вывозят автобусами людей на небольшие шахтные участки. Плохо ли, хорошо ли это, но за два года было создано 900 рабочих мест.
Были и другие предложения, в том числе и по шахте "Криворожская", по созданию менее мощных предприятий. Поэтому определенный прирост новых рабочих мест в угольной отрасли есть.
Однако здесь я вижу и минусы. Во-первых, не хочется вечно носить печать угольного региона. Лично я считаю, что нужно находить новые направления развития. Ведь возьмите угольный кризис, который в этом году был. Упал спрос на уголь, и первыми, кто на это очень болезненно отреагировали, частные угольные предприятия. И молниеносно, в течение месяца-двух, все 900 человек из "Флагмана" оказались на улице. Слава Богу, сегодня правительство повернулось лицом к угольной промышленности, были введены квоты. Это позволило оживить экономику Брянки. То есть предприятие вновь работает. Но я понимаю, что это может быть ненадолго, поэтому упираться и быть монопрофильным городом - это не есть перспектива.
В связи с этим я возлагаю очень большие надежды на совместный проект с бизнес-школой при Киево-Могилянской академии. Это очень солидное учреждение, где проходят обучение люди, которые в бизнесе уже состоялись. Стоит это приличных денег - около 500 тысяч гривен. И люди готовы расставаться с такими деньгами, потому что знания там дают действительно серьезные результаты.
Мы год назад повстречались с руководством этого учреждения и пригласили их в город, чтобы рассказать, над чем работаем. Затем нескольких специалистов городского совета отправили туда на учебу. Часть затрат взяли на себя, но львиную долю, порядка 20 тысяч долларов на каждого, оплатила сама бизнес- школа. Кроме того, одна из групп бизнесменов, которая там проходит обучение, тоже получила задание работать совместно с брянковской командой. С целью одной: создать новую стратегию развития города Брянки, заняться поиском новых ресурсов. Хотя попытки ее написать уже были, все они крутились вокруг угля, металла, металлообработки. А нам хочется попробовать что-то абсолютно новое.

- Какие это могут быть направления, Николай Викторович?

- В Германии угольные города перепрофилировались и пошли по пути развития туризма, например. Я не говорю, что Брянка станет туристическим центром, но при профессиональном подходе мы можем дать свои предложения по туристическому рынку в том числе.
Развитие агропромышленного комплекса. Почему бы и нет? Ведь исторически так сложилось, что первые поселенцы на этой территории не добывали уголь. Они занимались выращиванием винограда, выращиванием овец. Если этот исторический пласт поднять, то можно придумать, как брянковчанина убедить заниматься сельским хозяйством, а не идти на копанку. Вот над этим мы сейчас работаем. И уже пытаемся внедрять вещи, которые, на наш взгляд, будут этот процесс стимулировать.
Скажем, второй год подряд проводим ярмарку. Если раньше это была просто выставка голубей, то сегодня идея гораздо глубже. Мы в каждом своем поселке попытались найти изюминку: кто выращивает хорошие груши, кто - яблоки, кто - виноград. Пригласили этих людей на ярмарку, чтобы другие увидели: это можно производить, продавать и на этом зарабатывать. С советских времен еще у нас сложился менталитет: нужно пойти на шахту, отработать смену - и отдыхать. Но жизнь сейчас диктует другие условия, и нужно быть немного мобильнее.
Отмечу еще один важный момент. Сегодня Украина выбирает геополитический вектор. Если выбор будет взят в сторону Европы, то мы уже понимаем, какие проблемы и преференции город Брянка от этого получит. Возможно, выход на рынки России станет проблематичным. Но открываются и другие возможности. Я и мои заместители были и в странах ЕС, и в странах, которые являются только ассоциированными членами Евросоюза. И мы видим вещи, которые действительно интересны и которые есть смысл развивать. В том числе и в сельском хозяйстве. Это надо делать, Европа все это будет потреблять.

- То, о чем вы говорите, - вопрос будущего, а где сейчас работают горожане?

- Помимо "Флагмана", есть завод бурового оборудования. Туда тоже пришел наш украинский инвестор. И из замшелого постсоветского завода предприятие превратилось в абсолютно европейское. Предприятие очень серьезное и дало городу порядка 300 рабочих мест.
Есть у нас предприятие "Рудмаш", производящее горное оборудование. Его возглавляет молодой и энергичный руководитель Малый Павел Григорьевич. Этот человек смог вывести свою продукцию на зарубежные рынки - России, Казахстана, ЮАР. У предприятия есть будущее, сейчас там работает около 100 человек.
Далее "Донпромпоставка", тесно сотрудничающая с компанией "ДТЭК". Здесь создано порядка 60 рабочих мест. Фирму возглавляет депутат нашего городского совета Сергей Васильевич Хейна. И есть еще группа предприятий, созданных на базе нашего бывшего "Рудремзавода".
Кроме того, не одно поколение наших жителей работает на Алчевском меткомбинате и Алчевском коксохимическом заводе. Сейчас это около трех тысяч человек. Ну и, естественно, государственные шахты "Вергулёвская" (1800 рабочих мест) и "Ломоватская" (1100). Эти предприятия работают стабильно, и уже есть инвесторы, которые смотрят на них как на привлекательные.
Мои оппоненты пытались убеждать, что из Брянки уходит частный бизнес. Но сегодня статистика показывает, что благодаря ему мы имеем порядка 300-500 рабочих мест в год. Мы в прошлом году, если мне не изменяет память, в рейтинге создания рабочих мест по отношению к численности населения были первые, обошли даже Луганск.

- Вы уже упоминали, что Брянка состоит из 12 шахтерских поселков. Такая территория очень специфична, не возникает проблем с формированием бюджета?

- Во время последнего визита на Луганщину Виктора Януковича мне давали слово, и я говорил о проблемах, которые в городе существуют, в том числе и с бюджетом. Президент тогда дал протокольные поручения, и сегодня есть понимание, что политика государства по отношению к территориям, которые пережили реструктуризацию угольной промышленности, была не совсем правильная.
Цифры, которые нам "спускает" Минфин, рассчитываются по той же схеме, что и для всех городов. В итоге мы имеем цифры, которые, к сожалению, не обеспечивают делегированных местной власти полномочий.
Особенно это касается образования и медицины. Они считают, что средний школьный класс - это 28 человек. Делят общее количество детей на 28, выводят среднее количество учителей, завхозов, поваров и говорят: "У вас 12 школ, а по нашим расчетам должно быть 5. Вот вам на 5 школ деньги". А закрыть школу в шахтерском поселке и обеспечить подвоз детей в другую школу - это проблема. Мы не имеем права организовать программу "Школьный автобус", мы - город, а не район.
Поэтому мы стараемся максимально наполнить работающие школы, создавая учебно-воспитательные комплексы (с детскими садами при школах), и все равно были вынуждены приостановить работу трех школ. Там была реальная возможность подвоза детей к другим учреждениям: автобусы, не нарушая законодательство, мы тоже все-таки пустили. Но это, к сожалению, полностью проблемы не решает.
Почему государство беспокоится (я не хочу обидеть коллег с Западной Украины) о населении, которое живет в горных районах, содержит там малокомплектные школы, но не беспокоится о шахтерских городах? Мы из Донбасса, выдержим всё, но хотелось бы поддержки государства, о чем я президенту и сказал. Президент дал тогда команду министрам, которые до конца года должны что-то решить по этим коэффициентам. Я думаю, благодаря настойчивости нашего губернатора и народного депутата мы этот вопрос будем "пробивать".

- А что с городским здравоохранением? Оно тоже подвергнуто оптимизации, как и образование?

- В политике государства, касающейся медицины, я для себя вижу свет в конце тоннеля. Реформирование, которое проводит Минздрав, необходимо именно для таких городов, как Брянка. Потому что наша медицина сегодня - это неповоротливая машина, которая съедает громадные суммы, но при этом не справляется с оказанием необходимой помощи населению. Почему? Потому что мы не имеем права организовывать в наших поселках ФАПы, потому что мы не сельский район. У нас есть больница, в которую людям из отдаленных поселков приходится ездить. Так что та разбивка, на уровни, которая предлагается министерством, приемлема, на мой взгляд. Я думаю, что мы наведем порядок в медицине.
- Предоставление городу статуса депрессивной территории поможет скорее решить проблемы, о которых мы говорили?
- В том законе, принятия которого добился Александр Сергеевич Ефремов, затронуты очень нужные для нас вопросы. Речь в нем идет о том, что определенный процент ВВП должен направиться на территории, которые признаны депрессивными. Соответственно, государство должно выделить деньги на вопросы, о которых мы с вами выше говорили: инфраструктура, школы, больницы. Но, к сожалению, этот закон пока не работает.
Кроме того, сегодня нужен закон, который бы стимулировал создание рабочих мест на депрессивных территориях. Такой закон был, но Юлия Владимировна, когда была премьером, увидела в нем коррупционную составляющую и сказала, что надо это прекращать. А у нас предприятие, которое тогда зашло с проектом на 300 рабочих мест, купило землю, купило бывший завод, после отмены закона теперь тупо охраняет эту территорию. Говорят: "Будет льгота от государства - начнем работать". В таком положении мы сейчас оказались.

- Сегодня мэрия Брянки пытается усовершенствовать работу с обращениями граждан. В том числе используются современные социальные проекты "Скайп", "Фейсбук". Какого эффекта вы ожидаете от внедрения новых средств коммуникации?

- Действительно, сейчас мы внедряем много новых каналов коммуникации. Раньше это был прием городского головы и ежегодный отчет мэра на сессии перед депутатами. Я думаю, что этого недостаточно для эффективного диалога с громадой. Я вам честно скажу: за первый год руководство городом моя команда сделала очень многое. Каково же было удивление, когда, проведя опрос, мы выяснили, что люди ничего этого не знают. Так появилась идея, что надо как-то по-другому рассказывать людям, чем мы занимаемся.
Ну и понятно, что народ не должен быть лишен права задать вопрос, заявить о проблемах. С этой целью я ежемесячно провожу горячую линию. Мы публикуем в нашей газете "Труд горняка" тему горячей линии и несколько часов проводим на телефоне, отвечая на вопросы. Еще один шаг - это открытие интернет- приемной. К сожалению, доступ к Интернету не имеют жители отдаленных районов, пенсионеры. Но для определенной категории людей это удобно. Ведь не всегда человек может бросить всё и прийти на личный прием к мэру. Письмо - это тоже определенные сроки. А так вечером сел за компьютер, налил себе кофе - написал электронное письмо городскому голове.
Была идея попробовать общение через "Скайп". Мы технически к этому готовы: в каждой поселковой библиотеке у нас благодаря выигранному проекту "Библиомост" есть компьютерные классы, где есть Интернет и веб-камеры. Но заявок пока нет. Я думаю, потому что эта идея пришла летом, в период отпусков, а к зиме народ дома осядет - и мы пообщаемся.
Не забываем и о старых методах: выездных приемах, едином дне информирования, который проводим в определенный отчетный период.
Чего мы этим всем хотим добиться? Понимание этого пришло на определенном этапе. Формируя программу социально-экономического развития, мы в первую очередь опираемся на те заявки, пожелания, вопросы, которые высказаны жителями. Это места установок детских площадок, ремонт кровель, дорог, обрезка деревьев. Мы пытаемся это свести в программу социально- экономического развития, разбить по направлениям и реализовать в течение года. Причем в этом году мы ввели определенное новшество. Обычно городской голова делал отчет перед громадой уже по факту. Мы же программу приняли и сразу презентовали ее, чтоб народ понимал, чем мы будем заниматься целый год. А потом в конце года подведем итог: что сделали, а чего не удалось сделать и по каким причинам. Надеюсь, что таким путем коммуникация с жителями будет налажена. Хотя здесь непаханое поле. Еще работать и работать.
Есть и еще один момент, который я скрывать не стану. Мы с командой все это планируем для того, чтобы реализовать намеченное и баллотироваться на следующий срок. Мне и тем людям, которые пришли со мной в мэрию, будет намного проще понимать, куда мы движемся, если мы будем больше общаться с людьми.


23 октября 2013 | 1061