Уголь и прибыль

   Чтобы повысить рентабельность угледобычи, надо менять управленческую структуру

   Как показывает практика, задача развития угольной промышленности в традиционной, сформировавшейся со времен Госплана, системе координат, где единицей измерения и отчетности является тонна отпущенной продукции, бесперспективна. Предлагается рассмотреть ее с точки зрения теории отраслевых рынков. Определим место сегодняшней угольной отрасли страны в следующей классификации управленческих форм.

   От конвейера до холдинга

   Линейная форма – это последовательное управление всеми стадиями производственного процесса вплоть до сбыта. Она характерна для однопродуктового и однозаводского производства, так как последовательное управление всеми стадиями производственного процесса минимизирует издержки контроля исключительно при однородной продукции. В настоящее время линейная форма встречается в отраслях с простым производственным циклом типа жесткого конвейера, выпускающих однородный продукт.

   Функциональная форма организации означает разделение производственного процесса по отдельным функциям, для каждой из которых характерно обособленное управление. Функциональная форма в промышленно развитых странах преобладала в 30-40-е годы.

Штабная (линейно-функциональная) форма – управление производится одновременно по функциям производственного процесса и по продуктам. При этом образуется особый управленческий орган – штаб. Он централизованно регулирует как стадии производственного процесса, так и производство отдельных видов продуктов. Эта форма характерна для средних многопродуктовых фирм, действующих преимущественно на рынках потребительских товаров и продуктов питания.

   Многодивизиональная (матричная) форма, при которой в организации фирмы продуктовые подразделения выделяются в отдельные управленческие объекты. Продуктовые подразделения принимают самостоятельные решения о качестве товара, месте сбыта, услуг, предоставляемых потребителю в процессе сбыта и после. За центральным руководством остается решение всех финансовых и стратегических вопросов.

   Самостоятельные центры прибыли. В условиях самостоятельных центров прибыли отдельным подразделениям фирмы дается полная производственная, сбытовая, исследовательская и маркетинговая самостоятельность. Центр контролирует подразделения через финансовые показатели их деятельности (норма прибыли, объемы продаж и т. д.). Каждый центр прибыли является самоокупаемым и может быть как многопродуктовым, так и многофункциональным. Общее стратегическое руководство также остается за центральным управлением. Оно предупреждает случаи конкуренции между подразделениями, излишнего дублирования исследовательских работ, способствует распространению внутри подразделений наиболее эффективных методов сбыта, производства, управления. Эта форма господствует среди крупных компаний в основных видах деятельности в промышленно развитых странах с 80-90-х годов.

   Холдинг. Здесь подразделения выступают в качестве относительно самостоятельных фирм, контроль над которыми осуществляется через владение их акциями. Оно позволяет компании-холдингу формировать не столько сбытовую, сколько производственную и маркетинговую стратегию. При этом в рамках холдинга реализуется наибольшая степень управленческой самостоятельности подразделений. Эта форма характерна для крупных фирм-конгломератов. Холдинговая организация управления преобладает в странах и в отраслях с сильным влиянием финансового капитала.

   Необходимо признать, что руководство угольного предприятия последовательно управляет всеми стадиями производственного процесса вплоть до сбыта монопродуктового товара – угля – и применяет линейную форму управления.

   Энергия дешевая и дорогая

   Естественно, продуктом, имеющим потребительскую стоимость для конечного покупателя, в большинстве случаев является вовсе не уголь, а продукт, из него получаемый. Поскольку 70% в структуре внутреннего потребления угля приходилось на производство электроэнергии, возникла идея энергоугольных комплексов (ЭУК). В 1998-1999 гг. планировалось создание 10-15 ЭУК. Однако неудачные последствия работы ЗАО «ЛуТЭК» в Приморском крае затормозили развитие ЭУК на длительный период времени.

   Фактически развитие отрасли вглубь на этом завершилось. Сегодня поставщики угля интегрируются в технологические цепочки энергетических и металлургических компаний, причем необходимо отметить два момента. Во-первых, доля продукции вертикально интегрированных компаний в общем объеме добычи незначительна. Во-вторых, что более важно, уголь используется в однопродуктовом аспекте. Комплексное использование углей с извлечением побочных продуктов практически не проводится.

   В активно формирующемся рынке электроэнергии стоимость киловатт-часа все глубже дифференцируется. В СССР также существовала разница в стоимости киловатт-часа, но она имела в основном региональный характер и определялась неравномерностью ресурсной обеспеченности.

   С переходом на новый рынок электроэнергии и мощности (НОРЭМ) региональная дифференциация будет прогрессировать. Более того, не составляет труда сделать следующий прогноз. Строительство на некотором месторождении нескольких локально расположенных мощных генерирующих станций снизит стоимость электроэнергии в этой энергозоне. При суммарной мощности группы ТЭС 4-10 млн кВт монопольная власть сетевой компании позволит снизить локальную стоимость электроэнергии в 2-3 раза.

   Региональный – это только самый общий аспект дифференциации тарифов на электроэнергию. Рассмотрим уровни тарифов в пределах региона, например, Ярославской области. Из анализа данных сайта РЭК Ярославля в 2008 г. следует, что:

   – разница в стоимости платы за мощность для абонентов, подключенных по высокому и низкому напряжению, различается в 2,6 раза;
   – дифференциация уровня одноставочного тарифа на низком и высоком напряжении доходит до 2,2 раза.

   Глазами экономиста

   Теперь более внимательно рассмотрим «прочие равные условия». Первое, на что надо обратить внимание, это изменение структуры экономики страны и, как следствие, структуры потребления электроэнергии. На протяжении 15 лет структура ВВП изменяется в направлении увеличения доли сферы услуг (в экономике развитых стран доля ВВП, приходящаяся на эту сферу, составляет 70 %). А это значит, что решение по вводу в эксплуатацию в ближайшее десятилетие энергоемких производств, потребляющих электроэнергию на уровне крупного металлургического комбината, маловероятно. Все большую долю будут занимать небольшие потребители мощностью до 2-5 МВт с отсутствием IV и V уровня по надежности электроснабжения и подключенные по низкому напряжению. Меньшими темпами будет расти потребление на среднем напряжении 4-30 МВт. Строительство и ввод в эксплуатацию потребителей присоединенной мощностью более 50 МВт будет согласовываться и диктоваться Генеральными планами развития региона.

   Второе – возможность и эффективность комбинированной выработки тепловой и электрической энергии при больших и малых источниках. По уровню развития теплофикации СССР занимал первое место в мире. Но технологические решения определялись уровнем развития техники по состоянию на 1930-1980 гг. За счет повышения параметров пара электрический КПД ТЭЦ повышался от 15-20 до 25-33 %. При этом каждый последующий рубеж достигался за счет все более значительных капитальных затрат. И если в результате снижения стоимости жаропрочных материалов удельная стоимость самого энергоблока не увеличивалась, теплосети по распределению тепла источника мощностью в 400-1000 Гкал/час строились длиной до 20-25 км. Даже если в будущем удастся добиться минимальных потерь тепловой энергии (а они на некоторых участках достигают 30-40 %), удельные расходы электроэнергии на прокачку теплоносителя в таких теплосетях будут в разы больше, чем на тепловых сетях с малым радиусом обслуживания.

   Третье – проанализируем эффективность развития комбинированной выработки в больших и малых городах. Из анализа уровней тарифов на тепловую энергию, например, Краснодарского края за 2007 г., можно определить следующие закономерности:

   Уровни тарифов в малых городах, поселках городского типа и сельских поселениях выше, чем в крупных городах, существует зависимость увеличения стоимости гигакалории с уменьшением величины поселения; отношение минимального и максимального уровней тарифа на услуги теплоснабжения составляет 27 раз в пределах края.

   Отсюда следует вывод: перевод тепловых источников в режим комбинированной выработки экономически эффективнее в малых поселениях по сравнению с крупными городами. Уровень охвата теплофикационным режимом даже Московского региона не превышает 50 %.

Четвертое – развитие технологий позволяет достичь КПД преобразования энергии топлива в электроэнергию на основе топливных элементов до 75-80%. Существуют различные прогнозы стоимости топливных элементов. Ряд аналитиков предсказывает снижение стоимости до 440 долл./кВт установленной мощности к 2020 году. В плане развития отраслей ТЭК до 2030 г., составленном РАН, прогнозируемая стоимость мембранно-электродных блоков с электрическим КПД 55-60 % составляет менее 500 долл./кВт и ресурсом приблизительно 20 тыс. часов к 2020 году.

   Стоит иметь в виду, что стоимость строительства энергоблоков вырастет на десятки процентов, при этом КПД станции за вычетом собственных нужд едва ли перешагнет планку 50%. А в настоящее время самые оптимистичные цены на строительство угольных ТЭС на 240 атм. пара не опускаются ниже 1100 долл./кВт. При этом строительство угольных энергоблоков на ТЭЦ для теплоснабжения тепловых потребителей, способных утилизировать тепловую мощность турбин, аналогичных Т-250/240, возможно только в городах с населением более 800 тыс. жителей. По экологическим соображениям такое строительство маловероятно.

   Все вышеперечисленные предпосылки делают экономически бесперспективной погоню как за отгрузкой максимального количества тонн угля, так и за увеличением производства киловатт-часов в месте добычи.

   Тогда формулируется совершенно новая задача для угольных предприятий: получить конденсированную фазу из твердых видов топлива и доставить ее потребителю. При этом извлечь дополнительные продукты, имеющие максимальную рыночную стоимость. А это задача, которая, согласно теории отраслевых рынков, принципиально не может быть решена в условиях существующей сегодня линейной формы внутренней структуры управления. Для этого необходимо перейти на уровень самостоятельных центров прибыли.

   Требования к получаемой конденсированной фазе:

   – экономически выгодное преобразование в источники энергии, оплачиваемой потребителем (это может быть генерация электроэнергии, добавка к моторным топливам и т.д.);
   – низкие удельные затраты на транспортировку на расстояния 3-6 тыс. км;
   – возможность накопления и резервирования;
   – соответствие экологическим стандартам;
   – приемлемый уровень безопасности при транспортировке.

   Таким образом, целевая функция для угольной промышленности трансформируется. Если со времен Госплана СССР и до настоящего времени ставилась задача максимизировать количество добытого угля и выработанных киловатт-часов, то в перспективе целевую функцию можно сформулировать так: из исходного сырья получить продукцию с максимальной рыночной стоимостью и обеспечить доставку этой продукции потребителю.

   Технологии рентабельности

   В настоящее время разработан целый ряд технологий, позволяющих изменить рентабельность отрасли:

   – технологии получения из бурых и каменных углей жидких и газообразных топлив и химических продуктов;
   – расширение спектра углей, пригодных для коксования за счет спекания с угольными и/или нефтяными добавками;
   – производство качественных резинобитумных связующих для асфальтобетонных дорожных покрытий;
   – производство из углей углеродных сорбентов широкого спектра действия;
   – разработка новых каталитически-активных систем. Создание малотоннажного производства катализаторов. Производство катализаторов на углеродных носителях из российских углей для очистки природных и технологических газов;
   – производство экологически чистых гуминовых препаратов на базе угледобывающих предприятий различных регионов России;
   – производство буроугольных восков;
   – производство углепластиков;
   – технологии переработки твердых отходов добычи и обогащения углей;
   – переработка шламов (флотохвостов) из шламоотстойников.

16 февраля 2009 | 610