Государство раздует тлеющий уголек

   Без действенной поддержки на федеральном уровне в апреле-мае текущего года в угольной промышленности может возникнуть крайне неблагополучная ситуация. Об этом заявил первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по промышленной политике Сергей Шатиров на круглом столе «О мерах государственной поддержки угольной отрасли России». По оценке сенатора, если ничего не предпринимать, потери национальной экономики на угольном рынке могут иметь необратимые последствия, передает «Росбалт».

   По данным Росстата, добыча угля в РФ в январе 2009 года снизилась по сравнению с январем 2008 года на 17,9% (по сравнению с декабрем-2008 — на 15,5%) и составила 23,6 млн т. Не менее чем на 30% рухнул экспорт энергетического угля, а цены снизились в 3,5 раза. В то же время, кредитная ставка поднялась до уровня 25-30%. В результате, по словам Шатирова, условия и сроки возврата основного долга стали неприемлемыми для реального сектора. Особенно если учитывать, что из-за отсутствия спроса многие предприятия снизили объемы добычи на 50% и более (в части добычи коксующихся углей — на 75%).

   «В наиболее сложной ситуации оказались производители коксующегося угля, — уточняют эксперты компании ФОК (Финансовый и организационный консалтинг) Сергей Марков и Дмитрий Жиляков. — Причина — кризис в черной металлургии, который проявился в сокращении производства и снижении спроса на уголь со стороны металлургов».

   По мнению экспертов, сегодня можно выделить четыре кризисных фактора, негативно влияющих на угольную промышленность. Во-первых, снижение спроса — как со стороны металлургов, так и со стороны энергетиков (в производстве электроэнергии в России доля угля составляет 26%). Во-вторых, рост неплатежей за поставляемую продукцию (по данным компании ФОК, общая задолженность за поставленный уголь на конец февраля составляет 22 млрд руб., из них на металлургов приходится 20 млрд). В-третьих, увеличение дефицита доступных кредитных ресурсов. И, в-четвертых, изменение курса рубля к доллару и евро (поскольку именно изменение курсов валют в первую очередь влияет на стоимость проводимых в отрасли программ модернизации производства, а большая часть оборудования импортируется из-за рубежа).

   Параллельно у отрасли сохраняются докризисные проблемы. Это, прежде всего, низкая пропускная способность железнодорожных и портовых мощностей. «Еще одна проблема российского экспорта угля — это фиксированный таможенный тариф, который действует вне зависимости от изменения цен на мировом рынке, — отмечают эксперты компании ФОК. — Государству имеет смысл ввести сходную с нефтью схему таможенного сбора». Кроме того, по уровню использования угля в производстве электричества Россия значительно уступает странам с крупнейшими угольными запасами (доля угля в мировом энергобалансе составляет около 40%). В то же время, в недрах России сосредоточена треть мировых запасов угля (173 млрд т) и пятая часть разведанных запасов (общие кондиционные ресурсы углей России, по данным Шатирова, превышают 4 трлн т).

   Дополнительные сложности для отрасли может создать социальный аспект. По оценкам ФОК, в случае массовых сокращений работников наиболее уязвимым регионом станет Кемеровская область, где сосредоточено более 50% добычи угля. «Моноотраслевая специфика населенных пунктов, расположенных при угольных предприятиях, грозит социальной катастрофой в случае сокращения объемов добычи, остановки шахт, разрезов, обогатительных фабрик», — считают эксперты компании.

   На круглом столе в Совете Федерации был озвучен ряд «антикризисных» рекомендаций правительству. В частности, образовать межведомственный координационный центр по решению проблем угольной промышленности, дополнить Энергетическую стратегию России разделами о налоговом стимулировании использования ресурсов угольных месторождений, а также внести поправки в бюджет на 2009 год и на плановый период 2010-2011 годов.

   «Эти поправки должны компенсировать выпадающие доходы региональных бюджетов при введении дифференцированного порядка исчисления налога на добычу полезных ископаемых на добычу угля, а также продлить сроки действия возмещения из федерального бюджета части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным угольными предприятиями на обновление производственных фондов», — поясняется на сайте Совета Федерации.

   Кроме того, предлагается создать объединенную лизинговую компанию для обеспечения угледобывающих предприятий горнотранспортным оборудованием, а также обнулить таможенные пошлины на экспорт угля, который в текущих условиях является основной возможностью по поддержанию рентабельности бизнеса. Импортные же поставки, напротив, рекомендуется обложить пошлиной (по данным «Уралсиба», за минувший год. в Россию было импортировано порядка 1,2 млн т угля).

   Отметим, что власти нельзя обвинить в бездействии. Как сообщил директор департамента угольной и торфяной промышленности Минэнерго Константин Алексеев, его министерство начнет проработку механизма компенсации 2/3 ставки рефинансирования по кредитам угольных компаний уже в первых числах марта (такой механизм существовал в 2005-2006 годах).

   Кроме того, по данным «Ведомостей», в ближайших планах правительственной комиссии по защитным мерам во внешней торговле — рассмотреть целесообразность повышения импортных пошлин на коксующийся уголь с 5% до 15%. По мнению экспертов ИК «Атон», данная новость весьма позитивна для «Белона», «Распадской» и «Мечела». При этом для сталелитейных компаний введение импортных пошлин на коксующийся уголь, напротив, чревато ростом цен.

   Возможно, в ближайшее время следует ждать подвижек и по другим предложениям, озвученным на круглом столе в Совфеде. «Предлагаемые меры, в случае одобрения правительством, помогут угольным компаниям в решении краткосрочных проблем, — считают аналитики ИК «Финам». — Если для «Мечела» и «Белона» в большей степени актуальны проблемы рефинансирования долга, то «Распадская» в большей степени нуждается в выводе бизнеса хотя бы на минимальную рентабельность». Сейчас «Распадская» продает уголь по цене ниже себестоимости. Но, несмотря на это, по мнению аналитиков «Финама», именно эта компания находится в наиболее выгодном положении: минимальная долговая нагрузка позволит ей в случае возобновления спроса получить наибольшую выгоду от начавшегося роста рынка.

02 марта 2009 | 559