Минуглепром глух и нем

   Каждый год руководители Луганской области стоят «с протянутой рукой» в министерских кабинетах и доказывают необходимость скорейшего решения социальных и экологических проблем, возникших в регионе после закрытия шахт. Однако, если в 2003–2004 гг. деньги на создание рабочих мест еще выделялись, то в 2005-2006 годах правительство не дало ни копейки. И, похоже, ситуация в этом году не изменится. А шахты будут закрывать и дальше, пишет газета «Восточный вариант».

   В 1993 г. в Украине было принято решение о реструктуризации угледобывающей отрасли в Украине. В Луганской области углепром являлся бюджетообразующей отраслью. Реструктуризация предусматривала ликвидацию особо убыточных и опасных по горно-геологическим условиям угледобывающих предприятий. При этом в качестве генеральной цели реструктуризации был поставлен форсированный по времени и размерам отказ от государственной поддержки отрасли с возможным достижением ее вывода на тотально рентабельную работу. К числу закрываемых было отнесено 45 шахт. Получаемая ими дотация из госбюджета составляла более половины от суммы государственной поддержки, выделяемой всем шахтам области. При этом затраты на социальную защиту трудящихся ликвидируемых шахт составляли более 70% от полной стоимости проектов. Однако в лихорадке внедрения найденного, казалось бы, спасительного решения, высокие чины об этом совершенно позабыли.

   В тот период было модно говорить, что добыча угля в стране нерентабельна, шахты необходимо закрыть, а уголь выгоднее завозить из Польши или России. Сейчас от этих идей отказались, и отрасль уже не первый год пытаются реформировать.

   А тем временем реструктуризация угольной отрасли, программа которой в Луганской области предусматривала закрытие 45 шахт из 97 существовавших, продолжалась, постепенно сузившись до кампании по физическому закрытию и юридической ликвидации угольных предприятий. За более чем десятилетие этих, с позволения сказать, работ, Луганщина ни разу не получила сколь-нибудь серьезных государственных инвестиций в ликвидацию социальных последствий закрытия шахт. По-прежнему «зависли» где-то там более полутора миллиардов гривен, предназначенных для этих целей. Позабыт экологический ущерб, нанесенный региону пожарами терриконов, подтоплениями населенных пунктов шахтными водами. 63 шахтерских города и поселка фактически брошены государством.

   В 2007 году Луганская облгосадминистрация направила проект Программы по решению социально–экономических проблем шахтерских городов и поселков Луганской области и перспектив развития угольной отрасли региона в Кабмин. Но, к сожалению, предыдущим составом Минуглепрома эта программа даже не рассматривалась. А в это время разрушалась инфраструктура шахтерских территорий, процесс передачи объектов социальной сферы на балансы местных громад шел с большим трудом и без надлежащего финансирования. Так, в 2006 году на это необходимо было 93,9 млн. грн., выделено всего 50% от потребности. В 2007 году и того меньше – 41,3 млн. грн., что составило 40% от потребности. В 2008 году область запросила уже 100 миллионов гривен для продолжения этой работы. С тем же, примерно, результатом.

   Если в 2003-2004 годах средства на создание рабочих мест в депрессивных регионах еще выделялись, то в 2005-2006 годах правительство не дало ни копейки. Такая ситуация наблюдалась в текущем году и, похоже, не изменится в ближайшем будущем. По крайней мере, в проекте бюджет-2009 с выделением денег на создание новых рабочих мест Луганщину опять–таки обошли.

   Каждый год руководители области стоят с протянутой рукой в министерских кабинетах и доказывают необходимость скорейшего решения социальных и экологических проблем, возникших в регионе после закрытия шахт. Например, развал жилищно–коммунального хозяйства поставил людей просто на грань выживания. Практически 93% водоводов депрессивных территорий подлежат замене, а 10 очистных сооружений и 4 перекачивающие станции нуждаются в капитальном ремонте. Люди, живущие в шахтерских городах и поселках, страдают от подтопления. Сегодня в воде находится более 1200 гектаров жилищной застройки и, по мнению специалистов, в ближайшее время эта территория увеличится еще минимум на 700 гектаров. Самое катастрофическое положение сложилось в Антраците, Брянке, Краснодоне, Ровеньках, в Антрацитовском и Перевальском районах. С 2004 года из– за отсутствия финансирования государственное предприятие «Областная дирекция «Укруглеторфреструктуризация» вообще прекратило выполнение работ по преодолению последствий подтопления.

   Что касается экологических программ, то они вообще сняты с государственного финансирования. Причем за восемь прошедших лет область перечислила в Государственный фонд охраны окружающей природной среды 163 млн. грн., а получила на решение своих экологических проблем чуть более 10% от этой суммы. И это притом, что Луганщину называют зоной экологического бедствия. 77 терриконов из 518 существующих в области сегодня горят. Рядом с этими чадящими отвалами находится 5,5 тыс. домов, жители которых вынуждены дышать ядовитыми выбросами. Достается даже соседям-россиянам, живущим у той части украинско-российской границы, которая проходит по территории шахтерского Свердловска. Состояние окружающей природной среды напрямую влияет на здоровье населения. Люди все чаще обращаются к врачам, но и здесь проблемы. Вместе с шахтами закрыли 54 лечебных учреждения и фельдшерских пункта.

   В конце прошлого года на совещании при участии министра угольной промышленности Виктора Полтавца председатель Луганской облгосадминистрации Александр Антипов сообщил, что 72 населенных пункта Луганщины намерены добиться признания для себя статуса депрессивных, поскольку там закрылись шахты.

   Согласно статье 12 Закона «О стимулировании развития регионов», принятого в сентябре 2005 года (где впервые было обозначено понятие «депрессивный регион»), на возрождение этих территорий предусмотрено государственное финансирование. Тогда Министерство экономики Украины определило, что в такие регионы в течение года должны направляться не менее 0,2% доходной части государственного бюджета. Деньги предназначены для перепрофилирования местной промышленности, создания рабочих мест, инфраструктуры — чтобы город и поселок, а то и область снова стали привлекательными для вложения капитала.

   Казалось бы, что может быть проще: показать Киеву реальную картину, подать заявку на финансирование, получить деньги и… вот оно – счастье? Однако, как объяснили в пресс-службе Министерства экономики, за три года действия Закона ни один из регионов нашей страны не получил статус депрессивного. Так что и Луганской области пока рассчитывать не на что. Правила игры сверстаны так, чтобы ни одна область, ни один район не смогли удовлетворить требования Закона. «Разверстать» их сегодня взялся народный депутат Украины Александр Ефремов. В его законопроекте «О внесении изменений в Закон Украины «О стимулировании развития регионов» эта проблема решена. Однако Минуглепром, единственный из всего Кабмина, в силу своих причин, законопроект не согласовывает.

   «В нормативных документах главным мерилом определения депрессивности является валовой региональный продукт (ВРП) на душу населения, – поясняет замминистра регионального развития и строительства Анатолий Ткачук. – Второй показатель – уровень эффективной безработицы, третий – преобладание промышленной или сельскохозяйственной продукции на душу населения (чтобы определить специализацию района)». Итого: чтобы признать регион депрессивным, все эти показатели должны быть худшими в течение пяти лет для регионов и трех лет для сельских и промышленных районов, а также городов республиканского и областного значения. Однако чиновники всех уровней признают, что требования эти слишком жесткие. К примеру, если исходить из пока еще действующих нормативов, то та же Луганская область по уровню ВРП на душу населения находится в первой десятке или даже пятерке украинских областей. Если же посмотреть индекс материального благополучия (финансовый ресурс на душу населения, который зарабатывает регион), то и тут все вроде бы вполне благополучно. Однако по состоянию инфраструктуры, ЖКХ, продолжительности жизни, качеству образования и медицины видно, что Луганщина — на одном из последних мест в стране.

11 марта 2009 | 1068