В Лейпциге утраивают театр в угольной шахте

В Лейпциге утраивают театр в угольной шахте
   Лейпцигский Centraltheater инсценирует в бывшей угольной шахте рабочие будни ушедшей социалистической действительности. В качестве актеров выступают бывшие работники шахты.

   Бурый уголь был самым важным сырьем в ГДР. В конце 1980-х годов восточная часть Германии была одним из крупнейших угледобывающих районов в мире. Две трети угля добывали в Лаузицком бассейне, треть под Лейпцигом, Галле и Биттерфельдом. После объединения Германии добычу угля сильно сократили, и подавляющее большинство горняков лишились работы, а шахты пришлось закрыть.

   Однако в 2008 году два режиссера лейпцигского театра Centraltheater Дирк Чесляк (Dirk Cieslak) и Аннет Хардеген (Annett Hardegen) решили поставить документальное представление под названием «Бурый уголь». По задумке режиссеров, «Бурый уголь» должен был стать «утопическим путешествием во времени в рабочие будни ГДР». А чтобы не остаться на уровне абстракции, режиссеры решили поставить свое представление непосредственно в одной из бывших угледобывающих шахт, а актеров набрать из числа бывших горняков. В качестве места действия была выбрана шахта Эспенхайн, в 15 километрах от Лейпцига, где до падения Берлинской стены трудились 8000 горняков.

   Премьера «Бурого угля» состоялась 28 февраля 2009 года. Театра в истинном смысле этого слова не получилось. Получилась театрализованная экскурсия по шахте с настоящими шахтерами в качестве экскурсоводов. А они олицетворяют собой все тяготы жизни среди «черного золота» - и делают это подкупающе аутентично и невзыскательно. Но прежде всего, располагают к себе именно рассказы горняков, потому что добыча угля, так или иначе, затрагивает каждого. Ведь во времена ГДР десятки тысяч людей зарабатывали на хлеб насущный именно в угольной промышленности.

   Представление «Бурый уголь» - это своего рода прощание с шахтой в Эспенхайне. Роберт Сужон успел проработать на шахте три года. Все эти три года он проверял ленту конвейера, транспортировавшего уголь - по восемь часов каждый день. Сегодня он - один из экскурсоводов в представлении «Бурый уголь». Сужон ведет свою группу сквозь опустевшие рабочие цеха и ангары, рассказывает истории из своей жизни, описывает трудовые будни на комбинате. Повествует об ушедшей реальности, которую снова вызвали к жизни сотрудники лейпцигского театра и организовали как документальное представление.

   «Здравия желаю!»,- приветствует он по пути своих коллег в желтых горняцких шлемах. Это их собственный этикет в их собственном микрокосме. Ощущение театрального действа возникает лишь время от времени: например, когда хор в столовой заводит «Родина наша» или когда женщины в лиловых нейлоновых фартуках расхваливают местную минеральную воду. Таким образом создатели представления иронизируют над ушедшим миром, который против воли затянул людей в эту систему, заполнил их легкие угольной пылью и вырыл шахты на месте их деревень - при этом все же обеспечив их средствами к существованию до конца жизни.

   Коллега Роберта Вальтер Хартерт проработал на шахте 27 лет, сначала трудясь в сменах, а потом уже в качестве мастера. Для 69-летнего горняка проект «Бурый уголь» - это своего рода прощание с Эспенхайном. «Это была наша жизнь»,- делится он со зрителями самым сокровенным. Пожалуй, с ним могли бы согласиться многие его товарищи - бывшие горняки - потому что в этом районе живет целое поколение, чья судьба оказалась навеки связанной с черным золотом.

11 марта 2009 | 664